Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Дачи советских архитекторов 1930-х годов

Поделиться

Как строили для себя дачи советские архитекторы? Как жили те, кто создавал облик наших городов в 30-е годы прошлого века? 

Владимир Семенов — автор генплана реконструкции Москвы 1935-го года и основатель архитектурной династии

Свою дачу в поселке НИЛ, что на берегу Истры, архитектор начал возводить в 1935 году. НИЛ расшифровывается как Наука.Искусство.Литература. Семенов вместе с коллегами-архитекторами был инициатором создания этого дачного кооператива.


На строительство усадьбы ушло 30 лет. Дом был построен из корабельного леса. Окна и витражи архитектор вначале схематично изображал на огромных листах бумаги, прикладывал набросок к фасаду здания и смотрел, как получается. Перила и другие опоры делались в виде макетов из дерева, а лишь потом в натуральную величину.


Каминная комната была центральным помещением дома. Здесь, когда на улице смеркалось, все Семеновы в полном составе собирались и слушали занимательные истории об африканских приключениях архитектора. А в день святого Владимира (28 ию­ля) созывали гостей, для которых на большой террасе сервировали стол и угощали варениками с вишней.


В 60-х годах прошлого столетия внучка Семенова вышла замуж за Алек­сан­д­ра Шир­виндта и в поместье стали приезжать друзья артиста: Михаил Козаков, Андрей Миронов, Марк Захаров. В один из дней Миронов и Ширвиндт с оглушительным ревом рассекали по поселку на мопедах. Недовольные соседи вначале были крайне возмущены этим, однако узнав в нарушителях спокойствия известных актеров, тут же сменили гнев на милость.


Нынче в усадьбе Семенова, которую раньше за красоту называли Парком культуры, обитают его пра­прав­ну­ки. На ухоженной территории, как и прежде, красуются постриженные газоны и цветники. В доме на террасе все так же накрывают столы, а по вечерам собираются у камина.


Георгий Гольц — советский архитектор и театральный художник

В 30-х годах XX века он построил в Москве шлюз на Яузе, был автором Устьинского моста и комплекса Изогородка, а также проектировал и строил банки, фабрики и котельные. Гольц обладал острым умом и неуемной энергией, за что друзья прозвали его «Бокалом с шампанским».

В НИЛе архитектору достался один из последних участков земли над рекой, откуда открывался красивый вид на Но­во­и­е­ру­са­лим­ский монастырь.


Строить дачу начали в 1937 году. А летом 38-го года в еще недостроенный дом въехала жена Гольца и дочка.

Проект дачи не сохранился. Остались только зарисовки процесса стройки и эскизы. Дом построили из дерева, любимого материала Гольца. Шесть столбов фундамента и печи были кирпичными. Крышу накрыли дранкой, столы из дуба подставили под террасы. Сруб покупали в соседней деревне, а доски пилили из елей, растущих на участке.


Архитектор на даче занимался живописью, цветоводством, ходил к соседям за рассадой, которым в знак благодарности давал советы по строительству. Подход к выбору дачной одежды у Гольца был тоже творческий. Художник сам нарисовал выкройки для своего комбинезона со множеством карманов.


Вместе с семьей Гольца на дачу переехала его сестра с племянниками. Обедала семья на балконе, который называли южной террасой, а вечера проводила у камина, где сочиняла стихи и рассказы.


В 1942 го­ду в НИЛ пришли немцы. Семья Гольца в тот момент была в эвакуации. Во время бомбежки дача была повреждена — в её стенах еще долго виднелись осколки от снаряда. Дом не ремонтировался три года. Художник начал реконструкцию, но в 1946 году скончался и семья сделала в доме простой ремонт. Сейчас там живет дочка Гольца — Ника, которая пошла по стопам отца и также стала архитектором.

Григорий Сенатов — автор проектов зданий больниц в Москве

Родился в 1885 году, окончил училище живописи. Однако в работе предпочитал архитектуру, так как она давала более высокий и стабильный доход.

Григорий Сенатов стал членом кооператива «Советский архитектор» в 1938 году. Его участок находился на крутом склоне. Художник разбил на нем самый настоящий парк с газонами, фруктовым садом и цветниками.


Дом сделали в виде куба с куполообразной крышей. Четыре пристройки к нему — из деревянных остатков разрушенной рядом постройки. Фундаментом зданию служили бревна из дуба.


Сенатов под куполом оборудовал для себя мастерскую. Все члены его семейства обитали на первом этаже, но внизу жить в доме было неудобно и некомфортно. Единственная просторная комната плохо отапливалась печкой. К дому таки пристроили несколько помещений, нарушив при этом симметрию, однако произошло это в послевоенные годы.

На дачу приезжали в апреле, перевозя с собой все вещи и помощницу по хозяйству. Каждый год — а это была обязательная традиция — варили 80 килограммов варенья. Для этого до блеска начищали медный таз, а плиту ставили прямо в саду.


В ноябре семейство возвращалось в город и всегда с сожалением. Они мечтали утеплить дом, чтобы в нем можно было жить и в холода.

Нынче на этой даче не закатывают варенье и не собираются за столом шумные компании. Однако облик дома остался прежним.

Виктор Веснин — автор Дворца культуры автозавода ЗИЛ в Москве, здания Театра киноактера, ДнепроГЭСа и многих других монументальных сооружений

Однако в противовес всем этим конструкциям, свою подмосковную дачу архитектор построил из дерева.


Дом в виде сруба с остекленной верандой построили в 1935 году в поселке НИЛ. Веснин был одним из инициаторов создания кооператива НИЛ и первым его председателем.

Дачу обставили антиквариатом, на стены повесили картины. Садоводством архитектор не увлекался, лишь укрепил крутой склон участка подпорками.


На даче Веснин облачался в бархатную блузу. На столе в саду раскладывал белые грибы, занимался живописью. Жена художника обладала отличными вокальными данными, и в усадьбе регулярно устраивали концертные и поэтические вечера. Кстати, соседом Весниных по даче были Семеновы, однако их участки разделял овраг.


В 1950 году Виктор Веснин умер и его супруга продала дачу. Ее новым хозяином стал сокурсник архитектора Михаил Врангель. Но и до сих пор этот старый дом зовется «дача Веснина».

Вячеслав Владимиров — один из ярких представителей архитектурного направления 30-х годов прошлого столетия

В 1942 году Владимиров погиб на войне. Дача в НИЛе — одна из немногих сохранившихся построек архитектора.


Проект дачи супруги Владимировы придумали вместе. Строительство дома началось в 1935 году. Однако в это же время архитектору поступил заказ на проект курортного комплекса на Эльбрусе и стройка застопорилась. До ухода на фронт Владимиров закончить строительство так и не успел. Уже после войны дом достроила его вдова Тамара.


Архитектор очень любил цветы: до сих пор вся дача засажена флоксами и розами, выращиванием которых занимаются его дочь и внучка.

С самого начала дача задумывалась скромной, в противовес шумной городской жизни архитектора. Вла­ди­ми­ров, заводила в шумных компаниях киношников и архитекторов, завсегдатай теннисных кортов в Гаграх, сбегал сюда от городского гама. Отсюда же он уехал на фронт.


Добраться в НИЛ можно было только на поезде, который ездил лишь четыре раза в день. От железнодорожной станции до дачи добирались пешком.

С тех пор там практически ничего не изменилось. Дачный поселок до сих пор тихий и скромный, практически не затронут новомодными строениями.

Из:  idesign.today
Поделиться
Понравился материал?
Подпишитесь на нашу рассылку!
Подписывайтесь на нас в соцсетях –
читайте наши лучшие
материалы каждый день!