Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Как прототипы карточной колоды танцевали на костюмированном балу 1903 года

547
Загрузка


Общее фото участников бала в Зимнем дворце. Фото: В. Петров

Ход императрицы

Костюмированный бал, состоявшийся во время Масленицы 1903 года в Зимнем дворце, был грандиозен. А его изюминкой стала идея императрицы Александры Федоровны — запечатлеть для потомков участников, облаченных в исторические костюмы XVII века. Причем силами лучших фотографов Санкт-Петербурга. На основе дворцовой съемки Экспедиция заготовления государственных бумаг издала роскошный «Альбом костюмированного бала в Зимнем дворце», состоявший из десяти увражей (папок) большого формата. 21 гелиогравюра и 174 фототипии!

Но этим дело не ограничилось.

В 1913 году, накануне празднования 300-летия Дома Романовых, появится колода игральных карт «Русский стиль». А на них — участники того самого бала. Эта карточная колода переживет всех участников костюмированного праздника в Зимнем, вынесет смену политических режимов и благополучно доживет до наших дней. Однако и сегодня любители острых ощущений, играя в «дурачка» или преферанс, вряд ли догадываются, какая захватывающая история идет к ним в руки.

Эмоции царя

Вспоминает баронесса София Карловна Буксгевден, фрейлина императрицы Александры Федоровны:

«Императрица проявила особенный интерес ко всем приготовлениям к этому балу; она сама, с помощью директора музея Эрмитажа Ивана Александровича Всеволожского, представившего ей необходимую историческую информацию, оформила свой костюм и костюм императора. ... Мужчины и женщины из высшего общества соперничали друг с другом на этом балу. Из частных коллекций специально для этого случая извлекли великолепные посохи, драгоценности и меха. Офицеры нарядились в мундиры того времени, а придворные оделись в платья, принятые при дворе царя Алексея. Великие княгини были одеты подобно своим прародительницам, а их наряды создавались лучшими современными мастерами. Очаровательнее всех смотрелась на этом балу великая княгиня Елизавета Федоровна. Все танцевали старинные русские танцы, заранее тщательно разученные, — зрелище было поистине завораживающим».

Усилим зрелище зарисовками из недавно изданного дневника последнего русского царя. Не склонный к сантиментам император

Николай II не скрывал радостных эмоций по поводу бала, растянувшегося на три (!) вечера.

«11-го февраля. Очень красиво выглядела зала, наполненная древними русскими людьми. После ужина был небольшой котильон, во время которого 12 пар танцовали русскую пляску. Все вышло весьма удачно и кончилось в 2[ ]1/2.

13-го февраля. Четверг. В 9[ ]1/2 начался бал в костюмах времен Алексея Михайловича в Концертной зале — повторение предыдущего для Мама (вдовствующая императрица Мария Федоровна. — С.Э.). Миша (великий князь Михаил Александрович, младший брат царя. — С.Э.) тоже приехал. Бал прошел весело, красиво и дружно. Русская пляска была очень удачна. Ужинали в Николаевской зале.

14-го февраля. Пятница. В 10 поехали на бал к графу А.Д. Шереметеву (Александр Дмитриевич, шталмейстер Двора Е.И.В., меценат и музыкант-любитель, начальник Придворной певческой капеллы. — С.Э.). Половина общества была „наша“ — в исторических костюмах. Было повторение вчерашней русской пляски».

Конечно, спустя годы многое стало восприниматься иначе. Великий князь Александр Михайлович, удачно избежав гибели в Смуту и оказавшись в эмиграции, через десятилетия представит веселье в Зимнем роковым знамением: «Новая, враждебная Россия смотрела чрез громадные окна дворца. Я грустно улыбнулся, когда прочел приписку в тексте приглашения, согласно которому все гости должны были быть в русских костюмах XVII века. Хоть на одну ночь Никки (Николай II. — С.Э.) хотел вернуться к славному прошлому своего рода. ... Пока мы танцевали, в Петербурге шли забастовки рабочих, и тучи все более и более сгущались на Дальнем Востоке».

Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны. Но в 1903 году двор веселится, не задумываясь о будущем.

Судьбы дам, валетов, королей

В колоде «Русский стиль» у некоторых карточных фигур были реальные и вполне узнаваемые прототипы. Создатель русской военной авиации великий князь Александр Михайлович был женат на сестре царя Ксении Александровне — ее фотография в костюме боярыни XVII века послужила основой для создания червовой дамы.

Великая княгиня Елизавета Федоровна, старшая сестра императрицы и супруга великого князя Сергея Александровича, облачившаяся в княжеский наряд XVII века, — это не кто иная, как дама треф.

В пиковой даме проявилось сходство с княгиней Зинаидой Николаевной Юсуповой графиней Сумароковой-Эльстон, представшей на балу в костюме боярыни.

Бубновый валет — великий князь Андрей Владимирович (сокольничий в праздничном одеянии).

Трефовый валет — великий князь Михаил Александрович, младший брат царя, в полевом наряде царевича XVII века.

Прототипом бубновой дамы стала графиня Александра Дмитриевна Толстая, фрейлина Их Императорских Величеств Государынь Императриц Марии Федоровны и Александры Федоровны, в костюме боярышни. Впрочем, на эту карту могут претендовать и княгиня Вера Максимилиановна Кудашева, урожденная графиня Нирод, и София Петровна Дурново, урожденная светлейшая княжна Волконская. Очевидно, что в данном случае неизвестный автор эскиза не стремился добиться портретного сходства, а создавал выразительный обобщенный образ. И ему это удалось.

Неординарна ситуация и с червовым королем. Его костюм — это маскарадное одеяние Николая II. «На императоре была одежда, в точности воспроизводившая ту, которую носил в свое время царь Алексей, — „малиновая и белая с золотой вышивкой“, писала императрица». Однако король лишь отдаленно напоминает царя Николая: придать большее портретное сходство с императором было бы непозволительной дерзостью и оскорблением верховной власти.

Зато пиковый король вне всякого сомнения похож на царя Ивана Грозного — достаточно взглянуть на известную картину художника Александра Дмитриевича Литовченко «Иван Грозный показывает сокровища английскому послу Горсею». Кстати, на этой исторической картине можно обнаружить щиты, окруженные древнерусским оружием и доспехами, — точь-в-точь, как на тузах в нашей колоде.

Прообразом трефового короля стал адъютант великого князя, главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа Владимира Александровича есаул граф Михаил Николаевич Граббе в одежде жильца 1647 года.

Оттолкнувшись от образа действительного статского советника, в должности шталмейстера высочайшего Двора Николая Николаевича Гартунга (фон Гартонга) и его костюма боярина XVII века, неизвестный художник нарисовал бубнового короля.

А пиковый валет — это штабс-ротмистр, командир эскадрона Кавалергардского полка, адъютант великого князя Николая Михайловича Александр Николаевич Безак в костюме боярина XVII века.

Одним из прототипов червового валета послужил адъютант великого князя генерал-адмирала Алексея Александровича, лейтенант Николай Александрович Волков в костюме боярина XVII века. А еще — подпоручик лейб-гвардии Преображенского полка Николай Петрович Штер в наряде начального человека из жильцов времен царя Алексея Михайловича и корнет лейб-гвардии Конного полка Алексей Романович Тиздель в наряде сокольничего...

Костюмированный бал на масленицу 1903 года стал последним радостным событием времен царствования императора Николая II. Следом непрерывной чередой пошли лишь горести и печали: неудачная война с Японией, Кровавое воскресенье, Смута...

А карты «Русский стиль» остались в нашей жизни красивым напоминанием о самом зрелищном бале Российской империи.

Ах, какие это были дамы!..

Эскизы для карт «Русский стиль» были разработаны на немецкой фабрике карточных игр фирмы Дондорф (Франкфурт-на-Майне) в 1911 году.

В 1913 году карты были отпечатаны на Императорской Карточной фабрике (до 1860 года — Александровская мануфактура).

Фабрика с 1819 года осуществляла монопольный выпуск игральных карт в Российской империи: ввоз карт из-за границы был запрещен, чем устранялась всякая конкуренция.

Самовольная выделка карт частными лицами преследовалась по закону и влекла за собою конфискацию орудий производства и выделанных карт и денежный штраф от 100 до 500 рублей (ст. 1351 Уложения о наказаниях).

Если в 1901 году фабрика выпустила 5460 тысяч колод, то в 1912-м — свыше 12 миллионов. Дюжина колод обходилась фабрике примерно в 98 копеек, а продавалась, в зависимости от сорта, по цене от 5 рублей 50 копеек до 12 рублей.

После революции карточная фабрика была закрыта на несколько лет. В 1923 году фабрика снова стала выпускать карты по дореволюционным эскизам.

Семен Экштут

Из: Российская газета
547
Загрузка
Понравился материал?
Подпишитесь на нашу рассылку!
Подписывайтесь на нас в соцсетях –
читайте наши лучшие
материалы каждый день!