Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Лилиан Аллинг, которая решила вернуться в Россию из Нью-Йорка через Сибирь пешком

Загрузка
743
Лилиан Аллинг является одной из немногих женщин, чьи легенды растут со временем, и чьи истории по-прежнему рассказывают. Некоторые называли ее эксцентричной, кто-то сумасшедшей. Но саму её, судя по всему, мало интересовали чужие суждения, равно как и советы, что ей делать и как она должна жить.

Факты рождения и детства Лилиан Аллинг на сегодняшний день являются неподтвержденными. Скорее всего, она родилась около 1900 года в России, или, возможно, в Польше. Она приехала в Соединенные Штаты после революции и, вероятно, высадилась с тысячами своих соотечественников на острове Эллис. Эллис, расположенный в устье реки Гудзон в бухте Нью-Йорка, был самым крупным пунктом приема иммигрантов в США, действовавшим с 1892 года по 1954-й. Некоторые говорят, что она была из высшего класса, аристократкой, которая бежала из России. Судя по обрывочным сведениям, она была хорошо образованной и неплохо говорила по-английски. В одной из газетных статей того времени говорится, что ее послала семья, чтобы найти для них новый дом. И что, в то время пока она ехала, ее семья была отправлена в ссылку в Сибирь, — но, возможно, это был романтический вымысел. Надо сказать, что точных и подтвержденных сведений о Лилиан нет вообще: все, что имеется, это фрагменты истории, а также домыслы и газетные статьи. Однако желтая пресса в то время готова была опубликовать что угодно, лишь бы газеты раскупили.

Иммигранты на острове Эллис

Кем бы она ни была, она приехала в Нью-Йорк. В то время город гудел от четырех миллионов жителей. Три четверти из них были иммигрантами или детьми иммигрантов. Мужчины, женщины и дети заполнили улицы и недавно построенное метро. Приезжие жили в трущобах, работали в быстро растущих отраслях, многие на черных работах в цехах. Они ехали в поисках новой счастливой и свободной жизни, но лишь немногим посчастливилось осуществить это. Лилиан была убеждена, что не хочет остаться. Она никогда не говорила, почему она хочет вернуться, кроме того, что она чувствовала себя одинокой и нежелательной, несмотря на огромное количество людей вокруг. В Нью-Йорке Лилиан работала горничной. Это была работа, которая не позволяла ей сэкономить достаточно денег и купить билет на корабль, чтобы вернуться обратно.

Невозможность вернуться домой обычным путем заставила ее развивать новый план. В публичной библиотеке она нашла карты Соединенных Штатов, Канады и Сибири и решилась на почти невозможный пеший поход из Нью-Йорка в Россию.


Она начала путешествие по шоссе, недавно построенном для набирающих популярность автомобилей. Далее, скорее всего, она проследовала вдоль старой трансконтинентальной железной дороги, пересекла границу с Канадой.

Первый известный факт в походе Лилиан заключается в том, что 10 сентября 1927 года она подошла к хижине, стоящей на телеграфной тропе к северу от Хэзлтон. Это был дом телеграфиста Билла.

Он был поражен историей, которую услышал, и восторгался упорством Лилиан. Но был уверен, что она погибнет, если продолжит свое путешествие на север. К тому же стремительно приближалась зима. Он вызвал телеграфом провинциального полицейского из Хэзлтон и попросил совета. Джордж Вайман, молодой полицейский незамедлительно выдвинулся к хижине. Там он нашел женщину ростом около 165 сантиметров и «тонкую, как струнка». Вайман не мог отправить ее, как он считал, на верную смерть. Дело в том, что осадки снега в тех краях феноменальны. Под тяжестью снега провода прогибаются и оказываются погребенными в сугробах на долгие месяцы. На многих перевалах, находящихся на тропе, постоянно сходят лавины. А у хозяев хижин вошло в привычку возведение длинных шестов, чтобы была возможность найти их. Позже он заметил, что Лилиан «была самым решительным человеком, которого он когда-либо встречал», так как, несмотря ни на что, она была абсолютно твердо намерена продолжать путь на север. Никто не сомневался, что, несмотря на предупреждения об опасности, Лилиан продолжит свой маршрут.

Лилиан Аллинг

Полицейские решили, что арестуют Аллинг для ее же спасения. У нее был произведен обыск. Лилиан всегда носила с собой две 10-долларовые банкноты, чтобы не быть обвиненной в бродяжничестве. 21 сентября ей было предъявлено обвинение мировым судьей за ношение оружия (полуметровой металлической трубки). По мнению судьи, она была предназначена не для защиты от диких животных, а для нападения на людей. Была сделана одна учетная запись о том, что ее четыре раза спрашивали, желает ли она что-нибудь сказать. На четвертый раз она непристойно выругалась. Мировой судья оштрафовал ее на двадцать пять долларов — сумму, которой у нее не было. Вместо оплаты она была приговорена к двум месяцам тюрьмы, недалеко от Ванкувера.

Она отсидела положенный ей срок и, как только была выпущена, тюремный персонал нашел ей работу до конца зимы в ресторане в Ванкувере, где она старалась заработать как можно больше денег. Весной же она вновь возобновила путешествие. 19 июля она прибыла в Смитэрс, где полицейский снова пытался отговорить ее от похода. Она отказалась, но пообещала, что будет регистрироваться в каждой из хижин на телеграфной тропе. Так она и сделала.

Несколько недель спустя, Джим Кристи и Чарли Джанзи с удивлением наблюдали, как Лилиан вышла на поляну, где стояли две их маленькие хижины. Ее лицо сильно распухло от укусов насекомых, ветра и солнца, одежда была в лохмотьях, а сама она падала от усталости и нехватки пищи. Тем не менее, она не желала повернуть назад. Так как они поняли, что не в силах были отговорить ее, они пытались помочь. Кристи отдал ей свою комнату. В течение следующих трех дней и ночей она хорошо ела, спала в помещении и начала выздоравливать. Джанзи дал ей пару штанов и две рубашки, фетровую шляпу и сапоги и две пары шерстяных носков, чтобы сапоги больше соответствовали ее размеру ноги.

Позже Кристи отправился вместе с Аллинг к вершине Насс и 9-ой хижине на тропе. Между тем, служащий с 9-ой хижины Скотти Огилви пошел к ней навстречу. Но, при попытке пересечь реку, он упал, ударился головой о корягу и утонул. Его коллега нашел его на следующий день, тело зацепилось за дерево. Аллинг, проходя мимо, оставила после себя небольшой букет полевых цветов.

Осознание того, что смерть может придти так легко, не оказало большого влияния на Аллинг. Она шла в Россию. И она была настроена продолжать, если только ее собственная смерть не помешает. Ее решимость так впечатлила одного из служащих на линии, что он дал ей в компанию свою черно-белую собаку Бруно.

Лилиан с собакой Бруно

Аллинг продолжала двигаться от реки Искут и прибыла в Атлин в августе, где она купила пару обуви. В Тагиш, в Юконе, местный житель переправил ее через реку на лодке. В Каркрос она обедала в отеле. К северу от Каркрос местная пара догнала ее на дороге и предложила подвезти на своей машине. Она проехала с ними, сколько было возможно, а затем возобновила свое одиночное путешествие. В последний день августа газета «Вайтхорс стар» заявила, что «женщина под именем Лилиан Аллинг вошла в город вечером в понедельник и остановилась в отеле Реджина. Лилиан многое не рассказала, но, как было известно из разных источников, она шла из Хазлтон в Вайтхорс». Газета окрестила ее таинственной женщиной, и проследила ее дальнейший путь.

Одна из историй гласит, что она покинула Вайтхорс, взяв с собой из еды всего одну буханку хлеба. Также были истории о том, что во время пути местные жители помогали ей переправляться через реки, которые преграждали ей путь. Однажды она попала в шторм вместе с исследовательской группой, затем продолжила спуск по реке Юкон на маленькой лодке. 5 октября она достигла Доусон-сити — это около 8000 километров от отправной точки и полтора года пути.

Она оставалась там в течение зимы, работала официанткой и занималась восстановлением лодки, которую купила для продолжения сплава по Юкону.

Весной, когда река вскрылась, она поплыла по течению к Берингову морю, лавируя на своей лодке между льдинами.


О том, что случилось с Лилиан после этого, неизвестно. Человек из Калифорнии, посетивший Сибирь в 1965 году, опубликовал в журнале свой вариант концовки этого путешествия. В то время, когда он был в Сибири, он разговаривал там со своим другом. Тот сказал, что когда-то, мальчиком лет четырнадцати или пятнадцати, он жил на берегу Берингова пролива. И видел женщину и трех эскимосов. Женщина сказала, что приехала из Америки, где не смогла найти друзей и зарабатывать на жизнь. Она решила идти домой в Россию и сделала это. Она сказала, что на своем пути никто и никогда и пальцем не пошевелил, чтобы помочь ей. Если бы это была действительно Лилиан Аллинг, ее комментарии, несомненно, были бы большим разочарованием для многих людей, которые помогли ей на пути. В письме писатель написал, что его друг рассказал, что произошло все это осенью 1930 года. Но ни он, ни кто-либо другой не знает наверняка, как закончилась одиссея Лилиан Аллинг.

В Британской Колумбии (штат Канады) история Лилиан очень популярна. По ней пишутся книги, ставятся пьесы, снимаются фильмы. А саму ее считают чуть ли не родоначальницей хайкинга — пешеходного туризма. В России же она практически никому не известна. 

Из: zavoljanka.livejournal.com
Загрузка
743
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы