Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

«Маяковская»: советская готика и 34 сюрприза

36162
Поделиться

Эта станция настолько совершенна, что разделить в ней конструкцию и искусство невозможно. Недаром «Маяковская» была воссоздана в натуральную величину в павильоне СССР на всемирной выставке в Нью-Йорке 1939 года — и взяла Гран-при. При этом главная жемчужина станции от ленивого глаза скрыта. И если вы, оказавшись на «Маяковской», ни разу не подняли глаза вверх, значит вы этой жемчужины и не видели.

Об одной из красивейших станций Московского метрополитена рассказывает автор проекта «Совсем другой город» Ирина Стрельникова.


Станция метро «Маяковская». Фото Ю.Звездкина

С первой попытки ничего не получилось

Задача была непростая — технология строительства подобных станций была ещё не отработана. Станции первой ветки метро (от Сокольников до Парка) были заложены неглубоко, а при строительстве второй, Замоскворецкой линии, потребовалось зарыться на гораздо большую глубину.

В том же 1935 году, когда архитектор Сергей Кравец начал строительство подземного павильона «Триумфальной площади» (в процессе работы случилось 5-летие со дня смерти Маяковского, площадь решено было переименовать в честь поэта, ну и станцию метро — вслед за ней), другой архитектор — Иван Фомин закончил свою станцию глубокого заложения — «Красные ворота». И там задача колоссального давления толщи грунта на свод решалась так: были пробиты три отдельных друг от друга параллельных тоннеля, один станционный и два путевых, и между ними прокопаны проходы. При этом между тоннелями остались немалые «целики» грунта. Их укрепили, облицовывали декоративным камнем — получились массивные пилоны, способные выдержать необходимую нагрузку.

Чуть позже, буквально через 2-3 года станций пилонного типа, построенных по этому принципу, в московском метро появилось много (та же «Площадь Революции», например). Они строятся и до сих пор, и мы к ним давно привыкли. А тогда, в 1935-м, после легких «колонных залов» первых станций, «Красные ворота» казались неуютными. В Метрострое всерьез опасались, что народ на такую станцию не пойдет. Мол, стены и потолок будут психологически давить, напоминая человеку о том, что над ним — тяжелая масса земли, которая, случись что, раздавит его, как комара.


Проект первой версии станции — архитектор Сергей Кравец. В этом виде станция была построена в 1936 году

А вот замысел Сергея Кравеца понравился — очередная легкая, воздушная станция. Ну а задача возросшего давления на свод должна была решиться принципиально новой каркасной конструкцией. Строительные работы шли примерно год.


И вот, когда Кравец закончил бетонировать своды и снял крепления, выяснилось: все пошло коту под хвост. Свод практически сразу дал несколько продольных трещин.


Среди членов комиссии, решавшей, что делать, был иностранный специалист Морган. Он решительно настаивал, чтобы тоннель срочно забетонировали. А после этого можно будет, если уж так нужна в этом месте станция метро, спуститься еще на несколько метров глубже и построить нормальную пилонную конструкцию.

Но молодая советская архитектура и инженерия жаждала смелых экспериментов, свершений и технических прорывов. Решено было сменить архитектора, но дерзкий замысел — воплотить! Выбор пал на Алексея Душкина, который недавно показал себя, спроектировав очень важную станцию — «Кропоткинскую» (тогда — «Дворец советов»), которая должна была со временем сделаться подземным вестибюлем колоссального Дворца.


Алексей Николаевич Душкин

Жена Душкина вспоминала, что, размышляя над проектом «Маяковской» (а надо было торопиться, пока там все не провалилось к чертям), он просил её снова и снова играть Баха и Прокофьева — для вдохновения. И оно к нему пришло!

Для начала Душкин понизил на несколько метров высоту главного свода, и чуть существеннее — боковых. Форма путевых и станционного тоннелей была решена по принципу пересекающихся олимпийских колец, просто среднее кольцо — чуть больше по диаметру.


Станция метро «Маяковская», рисунок Душкина

В качестве опор душкин применил еще более легкие на вид по сравнению даже с теми, что были у Кравеца, металлические столбы. Он задумал сделать их из особо прочной стали нового типа. В метрострое ему не поверили, что сталь выдержит, и тогда в качестве эксперта Душкин пригласил авиаконструктора Путилина - и он сумел убедить комиссию. Заодно договорились о том, что Путилин изготовит у себя на заводе дирижаблей в Долгопрудном (тогда он назывался Поселком Дирежаблестрой) и опоры, и декоративные сложнопрофеллировнные ленты из нержавейки для облицовки арок.

Для пущей безопасности Душкин укрепил своды чугунными тюбингами. Увижел, как это выглядит, восхитился и решил в путевых тоннелях тюбинги не закрывать, не прятать — а просто покрасить в белый цвет. Их выступающие ребра своей геометрией хорошо отвечали основной архитектурной идее: готической. В готических зданиях конструкция не прячется, а, наоборот, подчеркивается — становится сама по себе декоративным элементом. Стальные арки «Маяковской» недаром подчеркнуты облицовочной «нержавейкой» — это своего рода нервюры, как в европейских средневековых храмах.


Нервюры собора Сан-Шапель, Париж

Пространство станции настолько раскрывается, что душкинская «Маяковская» даёт больше ощущения высоты и простора, чем даже предыдущий вариант Кравеца. Хотя на самом деле у Душкина станция стала ниже. Кстати, уровень первой версии свода — там, где мозаичные панно.


«Маяковская», 1938 г. Арх. А.Душкин. Фото Ю.Звездкина

Ну вот мы и подошли к самому главному — к мозаикам!

Ломая голову, как заставить пассажиров забыть, что над ними — кошмарная, тяжеленная толща земли, Душкин придумал такой ход: надо создать иллюзию, что в потолке окна, сквозь которые видно небо — по типу окулуса в римском Пантеоне.


Через «окулус» — отверстие в куполе диаметром 9 метров, в Пантеон попадает чётко очерченный, почти осязаемый луч света.

Так родилась идея поместить мозаичное небо в «окошках» овальных куполов между каждыми двумя парами арок. Но с неба должен литься свет! Душкин опоясывает свои купола светильниками, направленными вверх и ярко освещающими мозаики, а уже оттуда вниз падает отраженный мягкий свет — кстати, прием, характерный для Душкина, всегда предпочитавшего отраженный свет прямому.


Мозаика на станции «Маяковская»

Всего на станции 36 пар столбов, пространств между ними — 35. Именно столько рисунков Душкин заказал Александру Дейнеке. 

Тема была сформулирована как «Сутки Страны Советов: утро, день, ночь, снова утро». Входя на станцию, пассажиры попадали в «зону утра».

Мозаики вы можете рассмотреть в конце статьи: мы помещаем их все, в том самом порядке, как у Душкина и Дейнеки. Обратите внимание, что там, где день сменяет утро, соответствующая мозаика изображает Спасскую башню Кремля с курантами, и стрелки показывают 12:00. И то же самое повторяется в сюжете, где ночь сменяет вечер. А сюжеты «Закат» и «Рассвет» отличаются друг от друга только тем, с какой стороны подсвечены облака. 

Станция метро «Маяковская» — настоящий шедевр стиля ар-деко. Хотя у творения Душкина были, да и до сих пор есть, критики.


Главная претензия была у Дейнеки: мозаики так сильно утоплены вглубь относительно поверхности свода, что в перспективе станции их вообще ниоткуда не видно. 


Об их существовании, если не знать, догадаться трудно. Да и, если догадаешься, трудно долго ходить с задранной головой, разглядывая их. Но Душкин не за тем придумал эти мозаики, чтобы их было хорошо и отовсюду видно. Как мы помним, ему нужен был эффект окон. Ну а что без должного внимания остается шедевр Дейнеки и ленингадского мозаичиста Фролова — так до этого Душкину особого дела не было. Что ему, специально плохому художнику, что ли, надо было заказывать рисунки, чтобы никто не обижался? Нет уж! На «Маяковской» должно быть все самое лучшее!

И станция была-таки признана лучшей в мире!

Мы уже упоминали, что ее полноразмерный макет (в павильоне СССР построили несколько секций «Маяковской» в натуральную величину) взял Гран-При на Всемирной выставке в Нью-Йорке в 1939 году.

Нам остается добавить только пару слов о станции «Маяковская». Прочность душкинской конструкции теперь уже проверена долгими годами. Но и через три года после постройки в надежности сводов никто не сомневался. Во всяком случае, на Маяковской, как на всех станциях глубокого заложения, действовало бомбоубежище.


Во время войны подземный вестибюль «Майковской» служил бомбоубежищем. Фото 1941 г.

Ну а теперь — мозаики. Мы приводим фотографии всех — их 34. Была еще одна — «Пилотажная группа», но её демонтировали, когда строили вторй выход со станции. 

Итак, вот они: мозаики по рисункам Александра Дейнеки, сделанные мозаичистом Владимиром Фроловым

34 мозаичных панно по рисункам Александра Дейнеки, которые можно увидеть на станции «Маяковская»


Два самолета. Фото Ю.Звездкина


Прыжок в воду. Фото Ю.Звездкина


Персики. Фото Ю.Звездкина


Сигнальщик. Фото Ю.Звездкина


Знамя бомбардировщиков. Фото Ю.Звездкина


Парашютист. Фото Ю.Звездкина


Над Спасской башней. Фото Ю.Звездкина


Уборка зерна. Фото Ю.Звездкина


Прыжок в высоты. Фото Ю.Звездкина


Планеры. Фото Ю.Звездкина


Парашюты. Фото Ю.Звездкина


Прыжок с трамплина. Фото Ю.Звездкина


Сосны. Фото Ю.Звездкина


Физкультурница. Фото Ю.Звездкина


Самолет Ан-25. Фото Ю.Звездкина


Закат. Фото Ю.Звездкина


Дирижабль над Спасской башней. Фото Ю.Звездкина


Прыжок с парашютом. Фото Ю.Звездкина


Биплан. Фото Ю.Звездкина


Рассвет. Фото Ю.Звездкина



Трубы. Фото Ю.Звездкина



Стратостат. Фото Ю.Звездкина



Авиамоделисты. Фото Ю.Звездкина


Волейбол. Фото Ю.Звездкина



Парашютисты. Фото Ю.Звездкина



Бомбардировщик ТБ-4 (мозаика немного повреждена). Фото Ю.Звездкина



Монтажник-высотник. Фото Ю.Звездкина



Чайки. Фото Ю.Звездкина



Мать. Фото Ю.Звездкина



Два самолета. Фото Ю.Звездкина



ЛЭП. Фото Ю.звездкина



Подсолнухи. Фото Ю.Звездкина



Персики. Фото Ю.Звездкина


Красное знамя. Фото Ю.Звездкина

Полный текст статьи здесь.

Из: «Другой город» — сайт, facebook

36162
Поделиться
Понравился материал?
Подпишитесь на нашу рассылку!
Подписывайтесь на нас в соцсетях –
читайте наши лучшие
материалы каждый день!