Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Мода на мистику: спиритические сеансы в салонах русского высшего света

665
Поделиться

Во второй половине XIX века петербургские салоны были на пике моды. В одних музицировали и говорили о литературе. В других горячо спорили о политике и проигрывали состояния за карточными столами. В третьих — делились сплетнями и изображали любовь. Но все салоны повально заразились новым заморским развлечением — спиритизмом.


Спиритизм в Америке и Европе

Впервые природы спиритизма коснулся в 1760 году англичанин Джордж Литтлтон в книге «Контакты с другой стороной». Но по-настоящему практика стала популярной в США и в Великобритании только в середине XIX века. Сам Белый дом пал перед натиском этого таинственного ритуала. Тогдашний президент Авраам Линкольн и первая леди США Мэри Тодд Линкольн проводили спиритические сеансы после смерти сына. 

Первыми медиумами были признаны сестры Фокс из штата Нью-Йорк, США. Они слышали странные стуки в своем доме, источник которых был непонятен никому из домочадцев. Одна из девочек, Кэт, высказала теорию, что с ними пытается общаться некая разумная, но бестелесная сущность. Девочки общались с «сущностью» особым методом, который напоминал азбуку Морзе: один удар — это «нет», а два удара — «да». Из «разговора» сестры узнали, что это душа убитого путешествующего торговца. Вскоре о девочках говорили все в округе, а потом — и по всей стране.

В США начали появляться и другие специалисты по контактам с духами. Конкуренция вынуждала их уезжать из Америки в поисках адептов, поклонников и покровителей. 


Спиритуалистам без боя сдались сначала Франция, затем Италия и, наконец, Россия. Семейство Романовых одним из первых в России попало под влияние моды.


Как Александр II вызывал дух отца

Первой поклонницей спиритизма в императорской семье стала Александра Иосифовна, супруга великого князя Константина Николаевича.

В 1853 году фрейлина жены наследника Марии Александровны Анна Тютчева с раздражением писала в дневнике о спиритических сеансах как о забаве «после чая»: каждый вечер перед сном окружение цесаревича «допрашивало» столы и шляпы.

После коронации в 1856 году Александр II готовил масштабную реформу — отмену крепостного права — и ощущал острую нужду в беседе с духом покойного батюшки. Тогда-то в Россию и пригласили известного европейского медиума Дэвида Юма. 

Всего «столовращатель Юм» провел три сеанса. На них присутствовали члены императорской семьи и некоторые приближенные из высшего света.


После первого сеанса Анна Тютчева записала: «Стол поднялся на высоту полуаршина над полом. Императрица-мать почувствовала, как какая-то рука коснулась воланов её платья, схватила её за руку и сняла с нее обручальное кольцо. Затем эта рука хватала, трясла и щипала всех присутствующих, кроме императрицы, которую она систематически обходила. Из рук государя она взяла колокольчик, перенесла его по воздуху и передала принцу Вюртембергскому».

И на первом, и на втором сеансах якобы появились духи императора Николая I и маленькой великой княжны Александры. Появились они и на втором сеансе. Оба отвечали на вопросы государя Александра II, стуком указывая буквы алфавита. Он сам записывал ответы на бумаге, но они были «никчемны и пусты».

К третьему сеансу Анну Тютчеву не допустили, но бледность и нервность императрицы после него глубоко потрясли фрейлину. Со слов государыни она записала:

«Стол вдруг поднялся, завертелся и застучал, выбивая такт гимна «Боже, царя храни!». Слышны были удары стучащего духа: три раза для «да», один раз для «нет», пять раз для букв алфавита. Все присутствующие, даже скептики Горчаков и Владимир Бобринский, чувствовали прикосновение таинственных рук и видели, как они быстро перебегали под скатертью. Государь говорит, что он видел пальцы руки, прозрачные и светящиеся. Ливен утверждает, что прикосновение их — нечто среднее между материальным прикосновением и легким ударом электрического тока».


Духи не поведали императору ничего толкового, и его интерес к Дэвиду Юму иссяк. Но слух о том, что сам государь взывает к духам, уже пролетел по всей стране. Назад пути не было — спиритизм ушел в народ. 


Через несколько лет развлечение, которое воспринималось как забава для заскучавших дворян, стало всеобщей истерией.

Спиритические сеансы вместо балов и оперы

Русское общество в отношении модного спиритизма раскололось на три лагеря: кто-то воспринимал его как забавное баловство, кто-то относился к нему всерьез, кто-то осуждал. Все, кто рассчитывал, что спиритизм лишь временное явление, — ошибались. Столоверчение в России было актуально почти 60 лет. Так же как политические кружки и званые обеды. 

Щупальца спиритизма проникли практически в каждый дом, где заскучали говорить о поэзии и танцевать кадриль. Увлекся новым развлечением не только передовой высший свет, но и представители буржуазии и даже мещанства. Однако о проведении вечеров с участием медиумов старались не распространяться. С одной стороны, такая практика осуждалась православной церковью, а с другой — спиритические сеансы все-таки считались пошлостью.

Спиритуалистам был важен мистический антураж. К контактам с духами готовились также тщательно, как и светскому рауту. Для столоверчения собирались в салоне непременно ночью, убирали все иконы. В действе участвовало несколько человек, один из них должен был быть медиумом — чрезвычайно чувствительным человеком, исполняющим роль посредника между мирами. Дамы и господа усаживались за стол, брались за руки и взывали к духу. Еще больший интерес со стороны публики появлялся, когда собирались вызывать демона. Появление злых духов при столоверчении признавали даже ученые — правда те, кто и сам увлекался спиритизмом. В их числе — Густав Фехнер и Александр Бутлеров.

Главными адептами спиритизма в России стали богатый помещик Александр Аксаков и профессор Егор Вагнер. Они организовали в Петербурге тематический кружок. Его участники изучали медиумические явления и устраивали «сеансы». В 1871 году они пригласили в Россию медиума Дэвида Юма, который ранее проводил сеансы для государя Александра II. А теперь легендарный шотландский специалист по духам покорил своей «работой» русскую интеллигенцию . 

«Всего того, что удалось мне видеть за это время, было вполне достаточно, чтобы убедить меня в объективном и реальном существовании медиумических явлений и в отсутствии какого бы то ни было шарлатанства со стороны Юма».

Александр Бутлеров

Кампания против медиумов


Юрий Сергеев. Ночное гаданье (фрагмент). 2-я половина XX века.
Фотография: art-assorty.ru

В 1874 году участники кружка спиритуалистов Александра Аксакова выписали на гастроли в Петербург американского медиума Бредифа. Его представления вызвали яростную полемику в обществе и в прессе. Например, Бредиф сидел за занавеской при выключенном свете, а на ткани появлялись контуры светящихся женских рук. Его назвали шарлатаном, обманщиком и человеком, который играет с чувства людей, у которых погибли родственники. Началась целая кампания против медиумов. 

Против спиритического безумия в России выступил ученый Дмитрий Менделеев. В 1875 году при Санкт-Петербургском университете создали комиссию «медиумических явлений». В нее вошли 12 виднейших физиков и химиков. Начались громкие разоблачения медиумов — и знаменитых, и не очень.

К тому моменту о «даре видеть» заявлял каждый второй авантюрист. Это были горничные и акушерки, молочники, бакалейщики и женщины легкого поведения. Рассекречивала жульничества псевдомедиумов не только комиссия Дмитрия Менделеева. Среди возмущенных наглостью шарлатанов был и американец Гарри Гудини — профессиональный фокусник, имя которого гремело на весь мир. Он прибыл в Петербург и в доме редактора журнала «Природа и Люди» Вильгельма Казимира Биттнера разоблачал один трюк за другим, поражая публику простотой объяснений. Гарри Гудини продемонстрировал 17 незаметных для людей приемов, с помощью которых издавал «медиумические звуки».


Последняя мощная волна спиритической мании накрыла русское общество в начале XX века. В 1906 году в Москве состоялся крупный съезд спиритуалистов, в котором приняли участие 97 делегатов. В это время тираж журнала «Спиритуалист» достиг астрономической по тем временам цифры в 30 000 экземпляров, а количество спиритических кружков — 160.


 Со временем многие последователи спиритизма разочаровались в медиумах, и увлечение столоверчением стало постепенно ослабевать пока не сошло на нет.

Из: culture.ru

665
Поделиться
Понравился материал?
Подпишитесь на нашу рассылку!
Подписывайтесь на нас в соцсетях –
читайте наши лучшие
материалы каждый день!