Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Старая история о том, как замужняя женщина прятала своего любовника на чердаке

Загрузка
327

Вальбурга «Долли» Остеррайх (Walburga ’Dolly’ Oesterreich), её «человек летучая мышь» и один из самых странных сексуальных скандалов в истории.

Старая история о том, как замужняя женщина прятала своего любовника на чердаке

В апреле 1930 года Los Angeles Times начала публикацию серии статьей о чрезвычайно странном и неординарном судебном деле. Статьи рассказывали о «миловидной» женщине по прозвищу Долли («Куколка»), её убитом муже и её любовнике, известном как «призрак с чердака», который по воле Долли жил «подобно летучей мыши в потайных комнатах».


История о том, как эти трое были связаны, достойна самой дешевой бумаги со страниц низкопробных любовных романов.


Родившаяся в 1880 году, немецкая иммигрантка Вальбурга «Долли» Коршель росла на бедной ферме на Среднем Западе. Когда ей было немного за 20, она вышла замуж за Фреда Остеррайха, богатого и успешного владельца фабрики. Пара поселилась в Милуоки, но семейное счастье было недолгим — Фред много пил и не обращал внимания на свою молодую жену. В то время внутри Долли росло чувство сексуальной неудовлетворенности. «Её глаза и её сексуальные аппетиты подарили ей длинный список мужчин и довели одного до смерти», — написала LA Times.

Одним необычайно жарким осенним днём 1913 года Долли попросила Фреда послать одного из ремонтников фабрики в дом для ремонта её швейной машинки. Когда 17—летний Отто Санхубер постучал в дверь Остеррайхов, Долли, которой тогда было 33 года, встретила его в чулках и шёлковом пеньюаре. В спальне хозяев пыльная старая машинка Singer так и осталась нетронутой, но этого нельзя было сказать о госпоже Остеррайх. Их свидание в тот день стало началом сексуальных отношений продолжительностью в несколько десятилетий.

В первые годы романа Долли и Санхубер встречались в отелях. Но скоро они решили забыть про осторожность и удовлетворять свои чувственные потребности на комфортном брачном ложе Остеррайхов. Но 1913 год запомнился в США как год пика морального консерватизма, который характеризовал период перед сексуальной революцией в Америке.

Соседи заподозрили что неладное в частых визитах молодого человека, которого Долли называла своим «бродячим единокровным братом», но она быстро нашла решение: Санхубер должен был уйти с работы и поселиться на чердаке Остеррайхов. Фред никогда не поднимался туда, и любовники могли продолжать свои свидания в безопасности от любопытных глаз. Единственная проблема состояла в том, что молодой Санхубер должен был забыть про все человеческие взаимодействия ради времени, которое он проводил каждый день с госпожой Остеррайх. Санхубер не возражал. У него не было семьи и, как LA Times сообщила в 1930, он сказал, что любил Долли, «как мальчик любит свою мать».

Старая история о том, как замужняя женщина прятала своего любовника на чердаке

Чердак, оборудованный только раскладушкой и столом, стал чистым листом, на котором подросток спроектировал свой внутренний придуманный мир. По ночам он читал огромное количество приключенческих книг, которые Долли приносила ему каждую неделю из библиотеки. Как потерпевшие кораблекрушение в его любимых романах, Санхубер избежал безумия, заняв свои мысли исключительной целью всей своей жизни. Его мечтой стало навязчивое желание писать для дешёвых журналов.

Дешёвые журналы XIX века были предками современной «жёлтой прессы». Читатели всего за 10 центов могли удовлетворить свое похотливое любопытство рассказами о сексе, убийствах, скандалах и безумии. Такие журналы, как «Argosy» (выспускавшийся с 1882 по 1978 годы), были известны умением демонстрировать полуобнажённых девиц, которые жили в бедности, ожидая своего героя—спасителя. Возможно, когда Долли открыла дверь в своём откровенном шёлковом одеянии, Санхубер увидел возможность воплотить свою мечту в реальность.

К 1918 Санхубер незамеченным жил на чердаке Остеррайхов уже на протяжении пяти лет, имел регулярный секс с Долли и даже издавал некоторые свои истории под псевдонимом. Между тем Фред начал сомневаться в своём здравомыслии: он слышал необъяснимый шум с чердака, у него исчезали сигары, и он мог поклясться, что видел странные тени в дверях его спальни по ночам. Он решил переехать в Лос—Анджелес, не подозревая, что фантом, преследующий его особняк в Милуоки, последует за ним на Запад.

Долли согласилась на переезд при условии, что в новом доме будет чердак. Она отправила Санхубера вперёд и к тому времени, когда Остеррайхи прибыли, 22—летний молодой человек уже жил в их новом доме.

В Лос—Анджелесе брак Остеррайхов дал трещину. Фред начал пить ещё больше, чем в Милуоки, и ссоры в паре участились. 22 августа 1922 года завязалась особенно жестокая перепалка, и Санхубер, опасающийся за жизнь Долли, спустился вниз, размахивая двумя 25—калибровыми винтовками Фреда. Он пустил три пули прямо в грудь соперника, моментально убив его.

Любовники решили обставить всё так, как будто на дом было совершено нападение: Санхубер взял часы с бриллиантами Фреда и запер Долли в шкафу. Как только Санхубер добрался до своего безопасного чердака, Долли начала кричать, пока один из соседей не вызвал полицию. У полицейских не было причин сомневаться в правдивости истории Долли — ведь она не могла запереть сама себя в шкафу. Таким образом, счастливая вдова унаследовала миллионы своего мужа и купила новый дом. С просторным чердаком.

Даже при том, что не было никакой необходимости и дальше прятать Санхубера на чердаке, отношения любовников перешли на другой уровень: господство и подчинение. Несколько лет спустя Санхубер рассказывал в суде, что он был «сексуальным рабом Долли», заключённым в тюрьму его любовью к ней.

Долли начала встречаться со своим адвокатом, Германом Шапиро, и в этот момент она совершила целую серию инкриминирующих её ошибок. Сначала она подарила Герману часы с бриллиантами, которые якобы были украдены во время «ограбления». Герман узнал часы Франка, но Долли объяснила, что нашла их под диваном и не посчитала нужным сообщить об этом полиции. Согласно LA Times, которая освещала убийство в 1923 году, Долли попросила своего третьего любовника, Роя Кламба избавиться от орудий убийства в озёрах Ла—Брея.

В 1923 году полиция узнала о часах Франка, и Кламб после расставания с Долли признался, что избавился от оружия. Полиция арестовали Долли, но всё ещё не в силах объяснить, как она заперлась в шкафу, они были вынуждены отказаться от обвинений и освободить её из—под стражи. Во время слушаний она совершила ещё одну ошибку, когда попросила, чтобы Шапиро принёс еду её живущему на чердаке «бродячему единокровному брату». Санхубер был рад видеть Германа. Он не разговаривал с другими людьми больше десятилетия и очень удивил адвоката рассказами о своих сексуальных приключениях. Шапиро выгнал Санхубера с чердака в тот же день, после чего испуганный молодой человек сбежал в Канаду.

Отношения Германа и Долли закончились в 1930—ом году на достаточно минорной ноте. Герман, будучи озлобленным, рассказал полиции о Санхубере, который по случайному совпадению только что вернулся в Лос—Анджелес. К тому времени, когда экс—любовники были арестованы, газеты пестрели их историей, а бульварные писаки повсюду преследовали Долли и Санхубера. Но слушания не были столь богатыми на события, как надеялась общественность. Хоть суд и признал Санхубера виновным в непредумышленном убийстве, срок давности для такого преступления составлял семь лет. Со дня смерти Франка прошло восемь. Обвинения с Санхубера были сняты.

Старая история о том, как замужняя женщина прятала своего любовника на чердаке

Долли была оправдана, после чего она завела нового любовника. Они были вместе в течение 30 лет и в итоге поженились. Она умерла свободной женщиной в 1961 году.

Санхубер уехал из Лос—Анджелеса и исчез. Во время своего безумства, СМИ, которые атаковали суд, прозвали его «человек летучая мышь из Лос—Анджелеса» из—за условий его жизни, как в «пещере летучей мыши».

Благодаря бульварному чтиву, общественность рассматривала Санхубера не как трагического романтика, каким он сам себя считал, а всего лишь как безнравственного, думающего только о сексе человека со странной склонностью жить на чердаке. Заместитель окружного прокурора назвал его «лжесвидетелем собственной души». Санхубер был освобождён от обвинений по закону, но был вынужден бороться с читателями бульварных газетенок, негодующих от непристойной истории.

«В художественных романах сложно найти что—то более трагическое, чем история о внезапной ссоре в прихожей, появлении вооружённого чёрта из табакерки, борьбе, убийстве, госпоже Остеррайх в шкафу с ключом снаружи и таинственном исчезновении убийцы», — написала LA Times в 1930. «Да, реальность снова превзошла художественный вымысел».

Материал подготовлен специально для читателей этого блога — по статье сайта atlasobscura.com

Загрузка
327
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы