Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Тяжела и неказиста жизнь парижского таксиста

Загрузка
469

В Париже 1920-х — 1930-х гг. было официально зарегистрировано около 4 тыс. русских шоферов.


Все они были объединены в несколько профсоюзов — «Союз русских шоферов», «Всеобщий союз русских шоферов», «Национальный союз русских шоферов-комбатантов» (лишь в 1938 году они совместно создали Русскую секцию Объединенного Синдиката шоферов). Самым многочисленным из них был «Союз русских шоферов» (1200 человек).

Большинство русских таксистов были бывшими военными. Первыми таксовать в Париже стали члены Русского экспедиционного корпуса, прибывшего во Францию в 1916 г. После Гражданской войны к ним присоединилась масса русского офицерства и эмигранты из других социальных слоев. Русский таксист получал вдвое больше своего соотечественника, устроившегося, скажем, рабочим на заводе Рено.

«Союз русских шофёров» находился в доме 179 по ул. Конвансьон, где имелись библиотека, столовая, парикмахерская, буфет, спортивный зал и аптека, продававшая лекарства со скидкой. Каждый вторник в Союзе бесплатно принимал врач. Также для членов Союза была бесплатная юридическая консультация с французскими адвокатами русского происхождения. С 1927 г. у Союза был собственный дом отдыха и палаточный туристический лагерь с душем и электричеством на Ривьере.


«Союз русских шофёров» издавал два периодических издания: «Русский шофер» и ежемесячник «За рулём», в которых, помимо специальных статей, публиковались художественные произведения К. Бальмонта, А. Куприна, А. Ремезова, Гайто Газданова, Ив. Бунина, Б. Поплавского и других писателей русской эмиграции.


Как видим, в статистических описаниях жизнь профсоюза русских таксистов выглядит весьма неплохо. Но шоферы — выходцы из образованных слоев русского общества тяжело переносили поражение в социальном статусе и разлуку с Родиной. Вот отрывок из романа Р. Гуля «Я унес Россию», описывающий повеседневность русских таксистов в Париже:

«...Кто только в Париже не сидел тогда за рулем: генералы, адвокаты, инженеры, но масса — белое офицерство.
Отель, где жил Жорж Леонтьев, жестоко-иронически назывался „Золотая лилия“. Улица, где цвела эта „лилия“, — как кишка узкая, вонючая, грязная арабская толкучка: здесь жили уличные торговцы-арабы (алжирцы) и русские эмигранты-шоферы.

Я был благодарен Жоржу Леонтьеву не только „за приют“, но и за то, что он открыл мне мир русского шоферского Парижа. Когда поздно вечером мы шли обедать, моим Виргилием был Жорж. Вокруг Ля Мотт-Пике в дешевых русских ресторанах и в грязноватых „бистро“ сходилась русско-шоферская братия.

Тут больше пили, чем ели. Пили много потому, что „замело тебя снегом, Россия...“ И эту трагедию „заливали пинаром“. Конечно, не все русские шоферы пили вмертвую. Многие жили семейной жизнью. Многие выбились из шоферства, войдя во французскую жизнь, многие скопили деньги, купили свои машины. Из шоферов, например, вышел талантливый писатель Георгий Газданов, автор „Вечера у Клэр“, „Ночных дорог“ и др. Многие как следует встали на ноги. Но Жорж-то показал мне тот русско-шоферский мир, который, пия, шел ко дну, не хотя никуда „выбиваться“.

„Хорошо, что никого,/ Хорошо, что ничего,/ Так черно и так мертво,/ Что мертвее быть не может/ И чернее не бывать,/ Что никто нам не поможет/ И не надо помогать“. Эти строки Георгия Иванова как списаны с Жоржа и его собутыльников».

Всё же иногда наших соотечественников посещала мысль скооперироваться для создания своего таксопарка на паях, со взятыми в рассрочку автомобилями. Об одной из таких попыток и рассказывается в нижеизложенной заметке, почерпнутой в газ. «Иллюстрированная Россия», Париж, № 36(358) от 31.08.1935 г.


Цифры упоминаются серьёзные: надо было внести 5500 франков и за каждый день работы отдавать по 90 франков в уплату кредита за машину. Неудивительно, что желающих скооперироваться находилось не так уж много.

Вот текст заметки:

«Профессия шофера занимает значительное место в жизни русской эмиграции в Париже. Эта профессия дала возможность многим найти постоянную работу и устроить свою жизнь. Но многолетний труд шофёра, работающего у предпринимателя, на чужой машине, создал естественное стремление обзавестись своим автомобилем — и к скромному заработку труженика руля прибавить ту прибыль, которая обычно идет в карманы предпринимателей. Это стремление существовало и существует у всех объединений русских шофёров в Париже, но не всем удаётся достичь этой цели.

Счастливым исключением оказалась группа шофёров, объединившаяся в акционерное общество с переменным капиталом, под названием: «Товарищество кооперативного гаража „Артель“. Каждый акционер этого общества вносит по 500 франков паевых и 5000 на покупку автомобиля. Общество покупает машины на своё имя и даёт их в эксплуатацию своим сочленам. Каждый, эксплуатирующий такой автомобиль, уплачивает обществу 90 франков в день и в эту сумму входит погашение долга за автомобиль, его содержание — мытьё, гараж, мелкие ремонты и т.д. После 15 месяцев автомобиль переходит в собственность шофёра.

Общество приобрело 18 машин „Рено“, причём автомобильная фирма при покупке не сделала никаких специальных облегчений и потребовала солидную имущественную гарантию. Только благодаря, с одной стороны, энергии инициаторов этого общества В.А.Рагимова (1) и юрисконсульта В.А.Циолковича (2), а с другой стороны доброжелательному отношению к этому начинанию нашего соотечественника К.В.Белова, давшего закладную на принадлежащий ему гараж, удалось получить эти машины в кредит.

13 августа „Артель“ праздновала открытиe своей деятельности. Блестят выставленные в ряд новенькие автомобили. Торжественно служит молебен священник из Булони, на котором небольшую группу молящихся представляют члены общества и их семьи. Скромно, без всякой помпы, начинают труженики руля работу «на себя», а не «на других».

Пока в общество вошло пятнадцать человек «лучших шофёров Парижа», как говорят некоторые организаторы этого дела. «Лучшими» их можно назвать потому, что сейчас, в столь трудное время, не только кризиса, но и разъезда парижан на каникулы, они умудряются привозить по 150-170 франков в день, а иногда и больше. Есть также шоферы, владеющие 3-4 иностранными языками, обслуживающие многие гостиницы. Все это, в большинстве случаев, русские интеллигенты, переменившие свою прошлую профессию на руль автомобиля.

Правление общества состоит из председателя В.И.Емельянова, тов. пред. Ю.В.Зубова (3), секретаря К.П.Осмоновского (4), директора распорядителя В.А.Рагимова, юрисконсульта В.А.Циолковича и членов: Болотникова, Гресева, Николаевича, Урфалова, Щитова, Фёдорова, Добролюбова, Чакова, Петрова и Коломийцева.

Стремление членов этого общества сделаться независимыми настолько понятно каждому русскому за рубежом, что следует приветствовать этот почин и пожелать в будущем полного успеха».

Пользователи livejournal провели расследование и выяснили, кем были упомянутые в заметке личности:

Рагимов Владимир Александрович (1894-1984)

капитан лейб-гвардии Измайловского полка. Окончил в 1912 г . Павловское военное училище. Основатель и директор Дома русских военных инвалидов в Монморанси, где и скончался. Похоронен 28 февраля 1984 г . на кладбище в Сент-Женьев-де-Буа.

Циолкович Владимир Александрович (1897-1988)

юрист, общественный деятель. Учился на юрид. фак-те Киевского университета. Участник I Мировой и Гражданской войн. Эвакуировался в Константинополь, затем в Прагу. Окончил Карлов университет. С 1925 г. — во Франции. Вёл юридическую практику. Член Общества русских адвокатов во Франции. Сотрудничал в группе содействия журналу «Борьба за Россию» (1927). В 1937 г. — председатель временного правления Объединения русских в Нейи. В послевоенные годы стоял у истоков создания газеты «Русская мысль», профсоюзный директор газеты, публиковался в газете.

Зубов Юрий (Георгий) Владимирович (1892-1970)

полковник лейб-гвардии Преображенского полка. Окончил Иркутское военное училище. Участник I Мировой войны. Георгиевский кавалер. Участник 1-го Кубанского похода. В эмиграции с 1920 г. Жил в Югославии, во Франции с 1928 г. Член Союза русских шоферов. С 1958 г. — секретарь правления Союза Георгиевских кавалеров. Участвовал в открытии в Париже Дома Белого воина (1959). Член Общества любителей русской военной старины, выступал на его собраниях с докладами.

В текст вкралась опечатка. Фамилия секретаря общества — ОсмоЛовский Константин Петрович (1891-1970)

Поручик Марковского полка. Окончил Киевский Политехнический институт, Оренбургскую школу прапорщиков. Участник I Мировой войны, в годы Гражданской войны служил в составе Марковской железнодорожной роты. В эмиграции во Франции жил в Булони (под Парижем). Член Объединения марковцев-железнодорожников.

Из: breviarissimus.livejournal, sergeytsvetkov.livejournal
Загрузка
469
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы