Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Херст-касл – дворец короля «жёлтой» прессы

Поделиться

Как вы думаете, где находится этот бассейн? Нет, он не украшает дом арабского шейха. Это Херст-касл (Hearst Castle, «Замок Херста») — национальный исторический памятник на тихоокеанском побережье Калифорнии, примерно на полпути между Лос-Анджелесом и Сан-Франциско. Дом построил медиамагнат Уильям Рэндольф Хёрст, владелец газет, журналов и радиостанций, один из богатейших и влиятельнейших людей своей эпохи.

Hearst Castle

Хёрст создал одну из крупнейших империй в области СМИ и издательского бизнеса в США. На пике карьеры он владел 26 газетами, 13 национальными журналами, 8 радиостанциями и другими информационными службами. Также он выпускал кинообзоры новостей, издавал книги и снял около сотни художественных фильмов. С именем Хёрста связано появление в обиходе таких понятий, как «жёлтая пресса», «связи с общественностью» (PR) и «медиамагнат».


Хёрст был сказочно богат и всегда с впечатляющим размахом тратил деньги на приобретение произведений искусства, шедевров античных времен, антиквариата и скульптур. Он даже строил и модернизировал на свои деньги музеи, где выставлял принадлежащие ему коллекции. С годами им овладела идея построить собственный замок, способный поразить современников и потомков — непревзойдённый шедевр, который будет носить его имя.

Место для строительства он выбрал из сентиментальности. Отец Хёрста купил землю в этом районе еще в 1865 году и 1870-х часто приезжал сюда вместе с маленьким Уильямом отдохнуть и пожить в палатках. А когда Хёрст вырос, он продолжил вместе с первой женой Миллисент и пятью сыновьями кэмпинговую традицию.

Спустя много лет он решил поселиться в местах, где был когда-то счастлив.


К строительству дома Хёрст приступил в 1919-ом году, когда ему было 56 лет. Вместе с архитектором из Сан-Франциско Джулией Морган целых 28 лет он непрестанно возводил, сносил и перестраивал свой замок, который обычно называл «ранчо».


Завершились работы только в 1947 году — и то потому, что по настоянию врачей Хёрсту пришлось оставить морское побережье (яркое подтверждение тезиса, что ремонт нельзя закончить — можно только прекратить). Итог впечатляет — 56 спален, 61 уборная, 19 гостиных, на территории усадьбы — несколько бассейнов и теннисных кортов, кинотеатр, аэродром и крупнейший в мире частный зоопарк.

В интерьерах эклектически смешаны стили различных периодов европейской истории. Главный дом напоминает испанский собор эпохи платереско, а у кромки Нептунова бассейна живописно расположился павильон с перевезённым из Средиземноморья древнеримским фронтоном. Произведения искусства для украшения усадьбы, включая гигантские плафоны, доставляли из Европы.

И, конечно, здесь не обошлось без женщины. В возрасте 54 лет медиамагнат безумно влюбился в актрису варьете. Жена, живущая в Нью-Йорке, не сразу дала развод и Хёрст вместе с новой любовью всей своей жизни, поселился в Калифорнии, на строительной площадке своего творения.


По вечерам в усадьбе проходили рауты, достать приглашение на которые считалось большой честью. Помимо бесчисленных голливудских звёзд, на вечеринках в доме Хёрста бывали такие знаменитости, как Калвин Кулидж, Франклин Рузвельт, Уинстон Черчиль, Чарли Чаплин.


Для гостей было построено целых три гостевых дома — «Дом Солнца», «Морской дом» и «Горный дом». Свой же дом Херсст назвал «Каса Гранде», то есть, Большой Дом — и понятно, почему. В «Доме солнца» было 18 комнат, 19 комнат — в «Морском доме», 10 «Горном доме», и 110 (!) комнат в «Большом доме».

«Моя цель — собрав всех своих друзей, не думать о проблеме их расселения!», — говорил Хёрст. А друзей во времена расцвета карьеры, у него было очень много.

Его гостеприимство было легендарным — многочисленныегости не только ночевали с комфортом, но и отдыхали на полную катушку. Хёрст построил для них роскошный бассейн, напоминающий о временах расцвета Римской империи. Так и хочется представить в этих интерьерах самых богатых и влиятельных людей той эпохи.



Херст-касл послужил прототипом грандиозного поместья Ксанаду, возведённого Чарлзом Фостером Кейном — героем известного фильма Орсона Уэллса «Гражданин Кейн» (1941), а сам Хёрст — прототипом главного героя этой картины. «Гражданин Кейн» — признанный шедевр кинематографии, возглавивший в 2015 году список лучших американских фильмов по версии BBC.

Флоридское поместье Кейна описывается как «самый дорогостоящий памятник, построенный человеком в честь себя самого со времён пирамид».

В фильме неприступные стены сумеречно освещённого Ксанаду всегда окружены зловещим густым туманом. Съёмка интерьеров велась снизу и чуть по диагонали, подчёркивая гигантоманию Кейна и одиночество, царящее в доме дома, ставшем тюрьмой для его его хозяина. Не умаляя художественных достоинств фильма, всё же отметим, что в реальности интерьеры замка Хёрста выглядят совсем иначе.

Citizen Kane
Кадр из фильма «Гражданин Кейн» (Citizen Kane), 1941


Интерьер одной из комнат замка Херст-касл

Фильм «Гражданин Кейн» получил «Оскар» за лучший сценарий и номинировался на эту престижную премию ещё в восьми категориях.


Хотя биографии персонажа и прототипа полностью не совпадают, в картине присутствуют дословные цитаты Хёрста. К примеру, Кейн слово в слово повторяет телеграмму Хёрста своему корреспонденту на Кубу: «Не уезжайте. Вы обеспечиваете иллюстрации, а я обеспечу войну»



Пытаясь не допустить выхода фильма на экран, Хёрст бросил всю свою медиаимперию на ожесточенную войну с Уэллсом. В итоге «Гражданина Кейна» посмотрели в главных городах Америки, но в провинции, особенно на Юге, сила была на стороне газет Херста. Кроме того, большинство газет Херста поступили ещё проще — они объявили фильму бойкот. В прокате фильм успеха не имел, но остался в истории кинематографии как один из лучших фильмов XX века.


Головокружительная карьера Уильяма Хёрста

В 1885-1887 гг. Хёрст он прошел школу репортерской работы в «The New York World» и досконально изучил приемы «нового журнализма». Вернувшись в 1887 г. в Сан-Франциско, Херст взял в свои руки управление газетой «The San Francisco Examiner» и за три года превратил это издание в агрессивную, жесткую и процветающую газету.


Херст внес свои коррективы в концепцию «нового журнализма», отбросив такие его составляющие, как аккуратность и точность в подаче информации. С точки зрения Херста, сенсацию можно было сделать из самого незначительного факта: главное — форма подачи материала и соответствие запросам читателя.


В 1895 г. Уильям прорвался на нью-йоркский газетный рынок, приобретя газету «The New York Journal». По сравнению с конкурентами тираж издания был ничтожным — всего 30 тысяч экземпляров, а читательская аудитория был такой, что её называли «газетой горничных».

Он переманил ведущих журналистов и художников из пулитцеровской «The New York World», нанял выдающихся публицистов того времени Стивена Крэйна и Джулиана Готорна, усилил сенсационность и развлекательность и снизил цену своего издания. В те времена для него писал сам Марк Твен. Траж «The New York Journal» резко вырос.

Собрав своих редакторов, Херст сказал им:

«Моя газета должна быть написана и издана так, чтобы её могли и хотели читать полуграмотные эмигранты, невежды, обитатели городского дна, подростки — все».

Ему удалось привлечь к сотрудничеству создателя первого американского комикса Ричарда Аутколта. Началась борьба между Херстом и Пулитцером за авторские права на издание комикса. Комикс, издаваемый Херстом, печатался полностью в желтом цвете, что и дало повод современникам назвать херстовскую модель журналистики «желтым журнализмом».

В дальнейшем термин «желтая пресса» ассоциировался со стилем Херста, который писал в одной из редакционных статей: «Политика „The New York Journal“ заключается в том, что привлекать внимание столь же важно, как и добывать факты; публика жаждет развлечений гораздо больше, нежели просто новостей».

Сенсационно-развлекательный стиль стал ведущим в эстетике печатных изданий, ориентированных на вкусы и потребности «массового читателя».

В период кубинских событий 1895-1898 гг. ожесточенная конкурентная борьба между Пулитцером и Херстом приобрела неприглядные формы. Сражаясь за тиражи, «The New York Journal» и «The New York World» отчаянно гнались за сенсациями и тиражами, пренебрегая точностью и достоверностью в подаче материалов.

Они не только подробно расписывали зверства испанских войск на Кубе, но и позволяли себе вмешиваться во внутренние дела зарубежного государства. В 1897 г. газета Хёрста организовала побег из гаванской тюрьмы молодой кубинки, обвиненной в измене, а в начале 1898 г. на страницах «The New York Journal» было опубликовано выкраденное частное письмо испанского посла, в котором содержалась нелестная характеристика американского президента Уильяма Маккинли.


Целью этой акции было вынудить президента, занимавшего мягкую позицию, предпринять более решительные действия по отношению к Испании: война — это высокие тиражи.


Загадочный взрыв 15 февраля 1898 г. на американском броненосце «Мэн», находившемся в порту Гаваны, отозвался подлинной истерией в газетах Херста и Пулитцера, запестревших крупными заголовками самого сенсационного свойства. Пулитцер призвал президента к «быстрой и жесткой» войне с Испанией. Через две недели после взрыва на броненосце «Мэн» тираж «The New York World» вырос до 5 млн.

Газета Херста также призвала к вооруженной интервенции на Кубу, хотя подлинные «причины взрыва были неясны. Ура-патриотическая кампания, развязанная этими газетами привела к тому, что война США с Испанией стала неизбежной.

Редактор журнала «The Nation» Эдвин Годкин писал, что «никогда еще история американской журналистики не знала ничего столь постыдного, как поведение этих двух газет».

Уильям Херст умел приспосабливаться к меняющимся временам. Он не остался в стороне от движения «разгребателей грязи», сулившего ему финансовый успех. Для этой цели он приобрел журнал «Cosmopolitan Magazine» и превратил его в макрейкерское издание. В 1906 г. серия публикаций в «Cosmopolitan Magazine» потрясла общественное мнение Америки — разоблачительная волна достигла высших политических кругов страны. Скандальные материалы под общим заголовком «Предательство сената», принадлежавшие перу Д.Филлипса, нанесли чувствительный удар по ряду крупных политических фигур.

Интуиция и деловая хватка подсказали Херсту необходимость создания газетного концерна. В 1911 г. он основал информационное агентство International News Service, вошедшее в тройку ведущих американских информационных агентств наряду с Associated Press и United Press.

К 1922 г. корпорация Херста включала в себя 20 ежедневных газет, 11 воскресных изданий, а также 2 радиостанции, компанию по производству хроникально-документальных фильмов и кинокомпанию.

***

В 1947 году Хёрст по настоянию докторов был вынужден оставить морское побережье. Он уехал из своего знаменитого поместья 14 августа 1951 года он скончался в возрасте 88 лет.

Десять лет спустя его корпорация передала Херст-касл властям штата при условии, что семейство Хёрстов сохранит право проживать на его территории.

В настоящее время замок стал музеем. Попасть туда можно только в составе экскурсионного тура — самостоятельно посетить комплекс нельзя. Желающих много, поэтому бронировать экскурсии надо заранее — примерно за неделю до предполагаемой даты поездки. Информацию о расписании, бронировании туров и ценах можно найти на сайте музея

Вот ещё несколько фотографий этого уникального места.









Фото: masterok

Поделиться
Понравился материал?
Подпишитесь на нашу рассылку!
Подписывайтесь на нас в соцсетях –
читайте наши лучшие
материалы каждый день!