Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

История одного шедевра: «Мать художника» Уистлера

Загрузка
1235

«Аранжировка в сером и чёрном. Мать художника» — одна из самых известных за пределами США картин, которая была написана художником американского происхождения. Ее даже называют американской «Моной Лизой», хотя изначально отказывались выставлять и называли неудачным экспериментом.


Джеймс Уистлер. Аранжировка в сером и чёрном. Мать художника. 1871
Холст, масло. Музей Орсе, Париж

Сегодня она, купленная французским правительством в 1891 году и хранящаяся в парижском музее Орсе, — предмет пародий, реплик, аллюзий и, конечно, почитания. Даже сюжет одного из фильмов о мистере Бине разворачивается вокруг приключений с этим полотном.



Сюжет

Портрет Анны Макнейл своей композицией отражает ту роль, которую мать выполнила в жизни художника в трудные для него годы. Переехав к нему в Лондон, где молодой человек жил разгульно, она помогла стабилизировать положение, настроиться на серьезную работу и глубокое осознание искусства. Ее строгий портрет, в котором сбалансированы различные формы — это зеркало характера женщины.

Есть пара историй, почему Уистлер написал свою мать. По одной версии, Анна Макнейл заменила натурщицу, отказавшуюся прийти. По другой, — первоначальный замысел предполагал, что модель будет стоять, однако 67-летняя женщина не выдержала бы этого. Ни первое, ни второе нельзя сегодня ни твердо подтвердить, ни окончательно опровергнуть.


Таинственное название — «Аранжировка в сером и чёрном. Мать художника» — объясняется влиянием, которое на Уистлера оказывали Шарль Бодлер и Теофиль Готье. Первый призывал современников вдумчиво исследовать жизнь и писать ее во всей суровости, не прикрытой античными аллегориями. Второй, изучавший в то время связь музыки и живописи, вдохновил Уистлера на придание полотнам музыкальности: художник стал называть свои полотна, в том числе переименовывать созданные ранее, ноктюрнами, симфониями, гармониями, этюдами и аранжировками.

Контекст

Уистлер намеревался представить картину на выставке Королевской академии искусств в Лондоне в 1872 году. По его задумке, это была бы пощечина, которую художник страстно желал нанести снобам и критиканам. Но ничего не удалось — картину не приняли.

Простота и сдержанность в пику викторианству вызвали негативную реакцию. Критики назвали картину скорее неудачным «экспериментом», нежели искусством. Однако позднее, в годы Великой депрессии в США полотно стало гимном материнства и семейных ценностей. Даже на марке, выпущенной в 1934 году, было указано: «В память и с почитанием всех матерей Америки».

Фрагмент фильма «Мистер Бин» (1997) Мэла Смита. Сюжет разворачивается вокруг картины Уистлера

Исследователь американской культуры Марта Тедески приравняла работу Уистлера к «Американской готике» Вуда, «Моне Лизе» да Винчи и «Крику» Мунка на основании того, что, по ее мнению, каждая из этих картин очень быстро «заговорила» с массовым зрителем на одном языке и приобрела популярность.

Судьба художника

Джеймс Уистлер родился в США в семье инженера. Когда мальчику было 7 лет, Уистлеры переехали в Россию — отца пригласили работать на строительстве железной дороги, связывавшей Петербург и Москву. В то время характер Джеймса — капризный, склонный к меланхолии и болезненным состояниям — уже проявился. Единственное, что могло успокоить его, — рисование. Поэтому родители, как только получили положительные отзывы о способностях сына, отдали его учиться в академию художеств.


Первый автопортрет (1858). Аллюзия на Рембрандта. Викисклад

После возвращения в США после более чем 6-летнего отсутствия Джеймс пытался учиться в разных заведениях не художественного профиля, даже в военной академии Вэст-Пойнт, но был отчислен. Первое время после этого он работал картографом, но был со скандалом уволен, когда выяснилось, что на картах он рисовал морских змей, русалок и китов. Оставаться в США Уистлер не хотел — его тянуло в Париж.

Во французской столице, куда он все же переехал в 1855 году, молодой человек быстро освоил богемный образ жизни. Снял студию в Латинском квартале, завел подружку-француженку и портного и занялся самообразованием. Брал он и частные уроки. Так, у Чарльза Габриэла Глера он перенял два принципа, которые пронес через все творчество: линия важнее цвета, и черный — основа гармонии.


Денег не было, нищета страшная. Чтобы хоть как-то жить, он копировал мастеров в Лувре и продавал эти картинки. Алкоголь, курение, непрогретая студия подрывали и без того слабое здоровье.




Мать Уистлера, 1850-е

После Парижа Уистлер отправился в Лондон. Собственно, большую часть жизни Уистлер провел между этими городами. Окончательно он осядет во французской столице в начале 1890-х. (К тому времени он выправит финансовое положение, снимет большую студию в Париже и посвятит себя сибаритству.)

Современники вспоминали о нем, как о воинственном и вместе с тем изысканном денди, талантливом литераторе и эксцентричном завсегдатае самых модных событий Лондона и Парижа. Актриса Эллен Терри писала: «Самыми замечательными мужчинами, которых я когда-либо встречала, были, несомненно, Уистлер и Оскар Уайльд. Оба заключали в себе столько индивидуализма, столько нескрываемой дерзости, что это невозможно описать».

Уистлер был чуть ли не единственным художником, который подал в суд на автора разгромной рецензии. Иск в адрес Джона Раскина последовал после того, как критик заявил о манере, в которой написана картина «Ноктюрн в черном и золоте: падающая ракета», что это горшок краски, брошенный в лицо публики. Самого живописца Раскин окрестил наглым шутом. Уистлеру критика показалась безосновательной.


«Ноктюрн в черном и золоте: падающая ракета» (1874). Википедия

В ходе заседания выясняли, о чем было полотно, сколько времени потрачено на его создание и почему автор просит так дорого (200 гиней) за пустяшную, по мнению суда и критики, работу. На что Уистлер ответил, что цена не за полотно, а за знания, полученные им в течение жизни и выраженные на полотне. Несмотря на отсутствие поддержки и понимания, суд признал победу за художником, правда, внушительной компенсации морального ущерба он не дождался — Раскин отделался штрафом.


Для своих выставок Уистлер писал сценарии, продумывал дизайн выставочной площадки, картинных рам, одежды смотрителей. Он был первым, кто провел выставку в абсолютно белом зале, что сегодня выглядит как норма.


Последние годы жизни Уистлер продолжал писать — в основном минималистские морские пейзажи — и даже занялся открытием художественной школы. Однако реализации планов мешало слабое здоровье, подорванное годами богемной и нищей жизни. Он умер в Лондоне в 1903 году.

Из: Дилетант

Загрузка
1235
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы