Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Великий рассказчик Ян Стен

1334

Картины Стена полны шутливых намеков и каламбуров, многие из которых непонятны современному зрителю. Впрочем, наслаждаться его живописью это не мешает.


Девушка с устрицами

Слава Яна Стена лишь немногим уступает славе Рембрандта, Вермеера или Вальса. О том, насколько глубоко вошли образы, созданные художником, в народную культуру, свидетельствует распространенное голландское выражение «семья Яна Стена». Так голландцы  называют семьи, где взрослые пренебрегают своими обязанностями, а дети растут, как трава на пустыре. Картины «из жизни беспутных семейств» и в самом деле отменно удавались Стену.

Арнольд Хоубракен, ранний биограф живописца, настаивает на том, что тот запечатлел в подобных работах жизнь своего собственного семейства. Биограф отмечает: «Можно сказать, что Стен писал так, как жил, и жил так, как писал».


«Гуляки». 1660 г. Ян Стен. Дерево, масло. Государственный Эрмитаж

Однако вряд ли словам Хоубракена можно верить безоглядно. Если уж художник был таким  пьяницей и распутником, то когда он писал свои картины? До нас дошло около 800 его работ, что не так уж мало. И в каждой из них присутствует множество тонко подмеченных и тщательно выписанных деталей. Кроме того, в каждом из «пьяных автопортретов» Стена есть изрядная доля шутки, что говорит о здоровом чувстве юмора.

В эрмитажном полотне «Гуляки» Ян Стен предположительно изобразил самого себя и свою жену Маргарет. Картина проникнута беззаботным настроением и добродушным юмором, свойственным многим работам Стена.

Художник дает точные характеристики обоим участникам сцены — уснувшей на краю стола молодой женщине и иронично улыбающемуся мужчине. В этом автопортрете раскрывается характерная сторона жизни Стена — занятия живописью не обеспечивали художника, отягощенного большой семьёй, и ему приходилось содержать трактир.

Полотно Яна Стена также известно под названиями «Выпивохи» или «Пьяницы», которые были даны картине при её продаже на художественных аукционах в Голландии в 17 и 18 столетиях.

Современному зрителю не всегда легко понять подлинный смысл картин Стена, связанный с голландскими пословицами и поговорками, давным-давно устаревшими и вышедшими из употребления. Мог ли мастер предположить, что то, что было ясно любому голландскому школяру XVII столетия, в XXI веке придется расшифровывать?


Мужчина, предлагающий устрицы даме

Например, полотна «Девушка с устрицами» или «Мужчина», предлагающий устрицы даме вовсе не кажутся нам неприличными, хотя в свое время они, вероятно, заставили покраснеть не одну добродетельную матрону. Устрицы в XVII веке считались самым сильным средством для повышения потенции. Таким образом, мужчина, предлагающий устрицы, на самом деле предлагает нечто другое.

А Что особенного мы углядим в женщине, штопающей чулок? Ничего. А во времена Стена словом «чулок» обозначался женский половой орган. Яйца, присутствующие в ряде работ художника, тоже о многом говорили голландцу, изо дня в день слышавшему выражение «разбивать яйца о сковороду» и понимавшему, что речь идет вовсе не о яичнице, а о вступлении в любовную связь.


Основная тема его работ — городские жанровые сцены. Их герои обычно относительно зажиточные бюргеры, которые изображаются в интерьерах своих приличных (и даже не лишенных налета роскоши) домов. Эти картины многие историки искусства считают предвестниками стиля рококо, появившегося лишь в следующем столетии, через несколько десятков лет после смерти художника.

Однако время от времени Стен возвращается к своей «первой любви» — и тогда пишет гуляк, пирующих в дешевом трактире.


Танец яиц (ок.1674г.) — Музей Веллингтон. Лондон

Так называемый «танец яиц» — народная забава, бывшая во времена Стена очень популярной во многих европейских странах. Суть её состоит в следующем: каждый танцор должен во время общего танца подталкивать ногой сырое яйцо — так, чтобы не разбить его. Танцующие, впрочем, не занимают в композиции Стена основного места. Они собрались в свой, отдельный кружок, а прочие посетители гостиницы развлекаются кто во что горазд.

Сцена содержит множество фривольных намеков, которые позволяют нам предположить, что перед нами «гостиница с номерами». Обратите внимание на группу в дверном проеме (справа) — щеголеватого вида мужчина приглашает даму войти, другой кавалер останавливает её. Дама колеблется, и мы не можем с уверенностью определить, войдет она в эту «обитель греха» или так и не отважится сделать это.


Сцена в кабачке

Вдохновение Стен в этот период черпал в работах Питера Брейгеля Старшего. Не был он глух и к исканиям современных художников. Например, охотно учился у Питера де Хооха, с которым познакомился, живя в Делфте. Но все, что Стен заимствовал у других живописцев, он заимствовал творчески, перерабатывая их технические и композиционные приемы, «перекраивая» их под себя.


Игра в трик-трак

Мастер виртуозно владел кистью. Джошуа Рейнолдс, замечательный английский художник XVIII столетия, с восхищением называл манеру Стена «необычайно мощной и смелой». А подобная оценка в устах строгого (и даже придирчивого) Рейнол-дса чего-нибудь да стоит.


Брачный контракт

Картина «Брачный контракт», из коллекции Государственного Эрмитажа, повествует о счастливом союзе, который вот-вот будет заключен между потерпевшей девушкой и ее веселым ухажером. Нотариус уже составил контракт, и как бы не ругалась мать невесты, а другого выхода из сложившейся ситуации ей уже не найти.

Как обычно в полотнах голландских мастеров XVII века картина Стена полна недвусмысленных намеков на суть происходящего. Так, искусствоведы трактуют разбитые яйца и кошку, крадущуюся к убитой птице, как образы утраченного девичества, а коромысло на переднем плане и птичью клетку, которую вносит в комнату один из гостей, как образы символизирующие счастливую семейную жизнь.

Все биографы в один голос говорят о том, что Стен писал очень быстро и был буквально «одержим работой. Этому легко поверить, поскольку за свою сравнительно недолгую жизнь художник создал довольно много картин. А то, что до нас не дошло ни рисунков, ни набросков Стена, говорит еще и о том, что мастер был великим импровизатором и «досочинял» свои картины «на ходу». Удивительно, как удавалось ему выстраивать столь сложные композиции, не пользуясь предварительными зарисовками.

Фактуру и колорит Стен чувствовал прямо-таки кожей. Его обыкновенно считают «художником-рассказчиком». То, что он так полюбился современным зрителям, объясняют именно сюжетностью, повествовательностью его картин. 

Пивовар, хозяин таверны, многодетный отец и художник в свободное время


Автопортрет, около 1670. Государственный музей (Амстердам)

Ян Стен — самый весёлый голландский художник. Его темы — жанровая живопись. У него нет парадных сцен, его герои — живые люди с их достоинствами и недостатками. Он показывает жизнь и быт голландских бюргеров (средний слой городского населения, состоявший главным образом из самостоятельных мастеров — ремесленников,обычно объединявшихся в цехи, и средних и мелких торговцев) с преувеличенным юмором: врач и больная девушка, учитель и ученики, дети, отдых простых людей в играх, на праздниках и пирушках.

Немного известно об обучении художника; однако, согласно его первому биографу, Стен учился у Утрехтского живописца Николауса Кюпфера(Nikolaus Knupfer) и позже у Андриана ван Остаде (Adriaen van Ostade) в Харлеме.

Позже он работает в Гааге в мастерской художника-пейзажиста Ян ван Гоена (Jan van Goyen), на дочери которого он женился.

В 1654 году Стен переезжает в Делфт, где отец, желая помочь сыну, арендовал для него пивоваренный завод. Это отвлекало Стена от работы художника и известно немного картин этих лет.

С 1657 Стен живёт в маленькой деревне Вармонд, недалеко от от Лейдена. С 1660 — в небольшом городке Харлеме, где уже ничто не мешает полностью отдаться живописи. Через год после смерти жены, умер отец, и в 1670 году Стен поселился в одном из домов семейства в Лейдене, где он работал до самой смерти.

Черездва года, он получил лицензию на открытие таверны в своём большом доме. Это давало дополнитльный доход, чтобы содержать большую семью.

***

Мы не знаем точной даты рождения Яна Стена. Но, скорее всего, он появился на свет в 1626 году в Лейдене. Этот вывод мы можем сделать исходя из собственных слов художника — в одном из документов 1646 года он указал, что ему двадцать лет. Кроме того, известно, что родители будущего живописца обвенчались в 1625 году, и потому 1626 — вполне «правдоподобный» год его рождения.

Отец Яна Стена, Хавик Стен, был пивоваром и торговцем зерном, а мать, Элизабет Капитейн,— дочерью муниципального служащего. Поэтому у нас нет оснований доверять тем биографам художника, которые говорят о том, что Стен вырос в нищете. Действительно, в 1620-е годы дела его отца шли не слишком успешно, но в 1630–40-х годах пивоваренная индустрия Лейдена была на подъеме, поэтому, вероятнее всего, живописец сумел получить неплохое начальное образование.

В ноябре 1646 года двадцатилетний Стен стал студентом Лейденского университета. Для поступления в это учебное заведение требовалось знать латинский язык. Следовательно, Стен должен был окончить городскую Латинскую школу (ту самую, где двумя десятилетиями ранее учился Рембрандт).

Университетского курса он, надо думать, так и не одолел. Некоторые историки искусства высказывают предположение, что он поступал туда не столько ради знаний, сколько ради привилегий, которые давал статус студента (освобождение от службы в рядах городской милиции и уплаты городских налогов на вино и пиво).

Уже 18 марта 1648 года имя Яна Стена появляется в списке только что созданной Лейденской гильдии художников. Заметим, что членом гильдии мог стать только тот, кто прошел обучение у признанного мастера. У кого именно учился герой нашего выпуска — сказать трудно. Мнения биографов на этот счет расходятся. Вернее всего, однако, азы ремесла молодой живописец постигал под руководством Николауса Кнупфера, немецкого художника, жившего в Утрехте. Но, возможно, некоторое время он учился и у Яна ван Гойена. По крайней мере, в его дом Стен был вхож, поскольку 3 октября 1649 года он женился на дочери ван Гойена. А Хоубракен, один из ранних биографов мастера, отмечал, что ко дню свадьбы невеста уже находилась в «интересном положении». И даже не без подробностей описывал объяснение, произошедшее по этому поводу между Стеном и ван Гойеном. Сохранившиеся документы этой пикантной версии не подтверждают. Они свидетельствуют, что первый ребенок Стенов родился в феврале 1651 года.

В 1652–54 годах Голландия вела войну с Англией, и на рынке произведений искусства это сказалось не лучшим образом. Спрос на пиво, между тем, ничуть не упал.

Но дела у Стена-пивовара не задались. Хоубракен объяснял это его органической неспособностью заниматься чем бы то ни было, кроме живописи. Мы не оспариваем точку зрения биографа, но, вполне вероятно, неудачи Стена были обусловлены еще и «независящими от него обстоятельствами». 12 октября 1654 года, то есть вскоре после открытия его пивоварни, в Делфте взорвались пороховые склады. Взрыв сильно разрушил город и унес жизни многих людей (среди погибших был и Карел Фабрициус, один из самых талантливых учеников Рембрандта). Естественно, это трагическое событие не могло не отразиться на «бизнесе» художника.


В июле 1657 года Стен бросил свою пивоварню. Теперь он будет всю жизнь называть себя «бывшим пивоваром» и выплачивать долги, которые успел наделать за эти несколько лет. 


«Харлемский период» (а здесь мастер прожил до 1670-х годов) стал самым плодотворным в жизни Стена. Впрочем, неудачи, которые вечно сопутствовали ему, не оставляли его и здесь. В 1662 году он серьезно заболел и, будучи уже уверен, что в скором времени сойдет в могилу попросил городские власти взять на себя опеку над его детьми. Подпись на этом документе настолько неразборчива (вероятно, рука художника сильно дрожала), что муниципальным служащим пришлось подтвердить её своими подписями. В 1663 году, однако, Стен выздоровел, и власти Харлема, таким образом, были избавлены от хлопот о несостоявшихся сиротах.

В марте 1665 года война между Голландией и Англией возобновилась. Картины вновь стали никому не нужны. Дела Стена шли в эту пору настолько плохо, что он взял в долг большую сумму денег, хотя еще не расплатился с прежними долгами. В июле 1667 года враждующие державы заключили мир, и голландские художники (а вместе с ними — и наш герой) вздохнули несколько свободнее. Но уже очень скоро новая беда посетила живописца: после тяжелой болезни умерла его жена, оставив его одного с шестью детьми на руках. О том, в какой беспросветной нужде жила в это время семья Стена, красноречиво говорит то обстоятельство, что ему нечем было даже заплатить аптекарю, приготовлявшему лекарства для больной.

После свадьбы живописец с женой некоторое время (около пяти лет) жили в Гааге, хотя все эти годы Стен сохранял свое членство в Лейденской гильдии художников. Некоторое время он, очевидно, работал под крылом своего тестя. Но с ним, по отзывам современников, наш герой не очень-то ладил и поэтому уже вскоре начал заявлять о себе как о самостоятельном мастере. Увы, картины Стена не пользовались популярностью, и он решил сменить поле деятельности. В 1654 году он, при помощи своего отца, открыл в Делфте собственную пивоварню. Вероятно, именно Хавик Стен настоял на том, чтобы сын продолжил традиции семьи, рассудив, что пиво нужно всем и всегда, а картины стабильного дохода не приносят.

В скором времени скончалась и мать живописца, а в марте 1670 года не стало его отца. Зная бедственное положение сына, Хавик Стен оставил ему по завещанию свой дом в Лейдене, и в конце 1670 года художник вместе со своим осиротевшим семейством вернулся в родной город. 

Этот переезд стал последним в жизни Стена. Вернувшись домой, он восстановил членство в Лейденской гильдии и в последующие годы занимал здесь весьма престижные посты. Это дает нам основания говорить о том,что к 1670-м годам мастер пользовался определенной известностью и уважением. К сожалению, известность не облегчила его материальных затруднений. А в 1672 году началась третья война Голландии с Англией, на стороне которой была теперь еще и Франция. Военные действия продолжались до 1676 года и нанесли сокрушительный удар по экономике страны.


Через несколько месяцев после начала войны Стен окончательно понял, что ремеслом живописца не сможет прокормить свою семью, и открыл небольшую таверну. Теперь ему пришлось творить «в свободное от основной работы время».


В 1673 году живописец женился во второй раз — на вдове с двумя маленькими детьми. Биографы склонны истолковывать эту женитьбу как шаг отчаявшегося человека — Стен не мог в одиночку управиться со своими подрастающими отпрысками и таверной. Богатого приданого новая жена художника с собою не принесла — её муж умер банкротом. Хоубракен пишет, что семья Стенов питалась в это время, главным образом, студнем из овечьих голов и копыт. В 1674 году у четы родился сын и, следовательно, жить им стало еще труднее.

Точная дата смерти художника неизвестна...

Из: vakin.livejournal

1334
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы