Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Фиорелло Генри Ла Гуардиa – лучший мэр Нью-Йорка

1781
Фиорелло Генри Ла Гуардиa – лучший мэр Нью-Йорка

Этого смешного толстячка называли «Маленький Цветочек» (the Little Flower), потому что рост его был 157 сантиметров. Да и имя его — Фиорелло, в переводе с итальянского — маленький цветок. Ему довелось стать мэром Нью-Йорка в непростое время — годы выхода из Великой Депрессии и Второй Мировой войны (с 1934 по 1945 гг.). И завоевать всенародную любовь.

Ла Гуардиа родился в 1882 году в семье итальянских эмигрантов в Нью-Йорке. Его отец был католиком, а мать — дочерью раввина. Шустрый и неугомонный мальчик с ранних лет видел жизнь бедных людей, мигрантов. Не забыл он об этих впечатлениях и тогда, когда, прожив несколько лет в Европе (его отец был военным дирижером, и семья постоянно переезжала из одного гарнизона в другой), вернулся в Нью-Йорк.

Пол Джефферс, американский писатель и журналист, автор книги «Наполеон Нью-Йорка», писал: «Его первой работой в Америке ...была работа переводчика в Нью-Йорке, куда прибывали эмигранты. И его потрясла судьба тех, кого не принимали в Америке из-за трахомы. ... Им сообщали, что они должны вернуться на родину, где у них уже не было „ни кола ни двора“. Их горе надрывало Фиорелло душу. Одновременно с работой переводчика Ла Гуардиа учился на юридическом факультете NYU и практиковался в судах, в которых решались эмигрантские дела. Там он увидел, с одной стороны, цинизм судейских, с другой — доброту и альтруизм людей, сочувствующих эмигрантам. Все это сделало его политическим либералом, и когда его выбрали в конгресс, это направление стало его социальной платформой». После того как в 1916-м он был избран в Палату представителей конгресса США, Ла Гуардиа добился того, что врачи осматривали эмигрантов еще в Европе, до их отплытия в Америку.


К началу Первой мировой войны конгрессмену от штата Нью-Йорк Ла Гуардиа было за тридцать. Он был обручен с девушкой, родившейся в Триесте, которую звали Теа.

Пол Джефферс: «...австрийцы захватили Триест. ...И Теа сказала жениху: „Я выйду за тебя тогда, когда Триест будет свободен“. Ла Гуардиа пошел на фронт добровольцем. ... он стал военным летчиком и летал бомбить австрийские позиции».

В 1919 году Теа и Фиорелло поженились. Судьба отмерила им два года счастливой жизни. В 1921 году Теа и их новорожденная дочь одна следом за другой умерли от менингита. На долгое время с личной жизнью было покончено. Осталась только работа.



В 1922 году он вновь был переизбран в Палату представителей, а в 1933 году успешно баллотировался в мэры Нью-Йорка. Главным своим делом на этом посту он считал борьбу с коррупцией. Он полностью реформировал полицию. Искоренил передачу «по наследству» должностей среди муниципальных служащих. Добился субсидий на постройку социального жилья. Боролся с мафией — именно в годы его правления печально знаменитый Лаки Лучано, превративший разобщенные кланы в единую мощную организацию, получил 30 лет тюрьмы. При этом свою собственную охрану Фиорелло отправил работать в полицейские участки, заявив, что ему вполне достаточно пистолета.

История сохранила немало историй о неугомонном мэре. Конечно, некоторые из них сегодня выглядят, скорее, легендами, но они говорят в первую очередь о том уважении, которое завоевал Фиорелло в годы своей работы, и всеобщей вере в его абсолютную честность и неподкупность.

Против «сухого закона»

Еще будучи конгрессменом, Ла Гуардиа решительно противился «сухому закону», введенному в 1919 году. Выступая перед людьми, он не уставал повторять: «Прежде чем издавать такой закон, конгресс должен был отменить ... силу земного притяжения. Чтобы провести этот закон в жизнь в Нью-Йорке, потребуется 60 000 полицейских плюс 60 000 человек, которые буду следить за этими полицейскими».




Рассказывали даже, что в знак протеста против «сухого закона» Ла Гуардиа явился на телевидение и сам отснял программу «Как варить самогон». Что ж, если бы в 1930-е гг. в США было широко распространено телевещание, вполне возможно, так бы оно и было!

Оштрафовал самого себя

Однажды мэр появился в суде одного из бедных районов города. Первым делом он уличил судью в коррупции и немедленно его уволил, а на место судьи назначил себя и решил в тот вечер вынести решение по рассматриваемому делу. Подсудимой была женщина, обвиняемая в краже буханки хлеба — украденным она собиралась накормить своих детей. Выслушав ее, Ла Гуардиа сказал: «Закон не делает исключений. Я должен наказать вас. Десять долларов или десять дней в тюрьме. Также я назначаю штраф десять долларов себе, плюс штраф в пятьдесят центов всем присутствующим — за то, что мы спокойно живем в городе, где женщине приходится красть, чтобы накормить своих детей». Собранные деньги были переданы женщине.

Выступал за легализацию марихуаны

Ла Гуардиа был уверен, что употребление марихуаны может помочь в лечении наркозависимости, и настаивал на продолжении исследований в этом направлении. Он организовал комиссию по изучению проблемы марихуаны в Нью-Йорке. Членами комиссии являлись два терапевта, три психиатра, два фармаколога, эксперт по здравоохранению, уполномоченные Управления исправительных учреждений и учреждений здравоохранения, а также директор отделения психиатрии Министерства лечебных учреждений. Комиссия начала исследования в 1940 году и в 1944 году подробно изложила их результаты в докладе «Проблема марихуаны в Нью-Йорке».



Комиссия не нашла никаких доказательств тому, что значительная часть преступлений была связана с марихуаной, равно как и тому, что марихуана провоцирует агрессивное или антисоциальное поведение. Результаты исследований свидетельствовали, что употребление марихуаны не оказывает сексуально-возбуждающего действия и не влечет за собой негативных изменений личности. Не было получено данных, которые свидетельствовали бы о привыкании к ней.


Однако Конгресс США проигнорировал выводы «комиссии Ла Гуардии», а Комиссар по наркотикам ответил на них новой пропагандистской кампанией. В 1949 г. марихуана была объявлена «оружием коммунистов, ослабляющим дух американской нации», и любые дебаты о её безвредности стали невозможны.

Дороговизна артишоков для народа

Один из старых, но действующих и сегодня законов США, позволяет мэру в экстренных случаях вводить запрет на ввоз в город и продажу продуктов. В морозный день 20-го декабря 1935 года овощной рынок Терминал Маркет в Нью-Йорке оцепила полиция. На грузовик вскарабкался лично мэр. Он объявил, что с сегодняшнего дня в городе запрещена продажа артишоков и оливкового масла.



Подоспевшим газетчикам он охотно дал объяснения. Во-первых, сослался на тот самый старый закон. Во-вторых, объяснил, что гангстер Тэрранова, по прозвищу «король артишоков», прибрал к рукам всю торговлю маслом и артишоками по выгодным ему, а не покупателям, ценам. И он, мэр, этого допустить не может и не хочет. А в-третьих, пообещал, что ньюйоркцы без масла и артишоков ни в коем случае не останутся.

Через неделю жители Нью-Йорка за обедом поливали артишоки оливковым маслом, которое стало на треть дешевле. Как и артишоки...

Мэр и Мари

После смерти жены и дочери Ла Гуардиа много лет был один. Работа заменила ему семью. Среди его верных соратников была Мари Фишер. Мари было 19 лет, когда она начала работать секретарем в юридическом офисе Ла Гуардиа. Pаботала она хорошо, и когда Ла Гуардиа стал конгрессменом, она осталась его секретарем. Как и следовало ожидать, в 1934 году Мари стала секретарем мэра.

Пол Джефферс: «Однажды она, уходя с работы и уже стоя в пальто, отдавала ему последние бумаги. И вдруг он сказал: „Мари!“
— Да, мистер мэр.
— Мари, вы уволены!
— Уволена?! Но почему?!
— Потому что я не могу ухаживать за женщиной, которая на меня работает.

Мари и Ла Гуардиа поженились и прожили вместе до самой его смерти. У Мари не могло быть детей, и они взяли двух приемных».



Памятник Фиорелло Ла Гуардиа в Нью-Йорке

20 сентября 1947 года Фиорелло Ла Гуардиа умер от рака. В день похорон по всему городу звучали сирены — так пожарные Нью-Йорка прощались со своим мэром. Мари получила телеграмму от президента Гарри Трумэна. Соболезнования по поводу смерти ее мужа заканчивались словами: «Фиорелло был неподкупен, как Солнце». В 1953 г. в честь Ла Гуардии был переименован нью-йоркский аэропорт.

Источники: 1, 2, 3

1781
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы