Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Где же ты, моя Софико?

Поделиться
Где же ты, моя Софико?

Это была одна из самых ярких пар на всем пространстве Советского Союза. Она — звезда экрана, любимица миллионов, «народная актриса исчезнувшей цивилизации» и личная муза Сергея Параджанова. Он — известнейший спортивный репортер, которого в Грузии признали лучшим комментатором ХХ века. Котэ Махарадзе и Софико Чиаурели встретились, когда оба были несвободны — он был женат, а она — замужем. Но это не помешало разгореться вспыхнувшему между ними чувству. Оба оставили своих супругов и прожили вместе 30 счастливых лет.

«Я знал Софико лет двадцать пять до того, как мы поженились. Она мне всегда очень нравилась как женщина. Но она была замужем за прекрасным человеком, который моложе меня на десять лет, у них росли дети. Да и я был женат...», — вспоминал Котэ, который в Грузии известен не только как блестящий знаток спорта, но и театральный актер: на его счету 93 роли. 

Театр и свел его с Софико.

sofiko-1.jpg

«В семидесятых годах в театре Марджанишвили мы репетировали спектакль, в котором я и Софико играли влюбленных. И незаметно тот текст о любви начал совпадать с моим сиюсекундным стремлением: Софико сидит на сцене, а мне хочется ее обнять, поцеловать. Через какое-то время мы оба поняли, что не можем друг без друга. Так „сколотилась“ наша любовь. И пошло-поехало!» — рассказывал Махарадзе в интервью газете «Факты».

Чувство оказалось не сиюминутным — с годами оно не только не угасло, но и окрепло. «Она как-то сказала: „Если тебя нет со мной три дня, мне становится плохо“. Не потому, что мы испытываем друг к другу страсть, нет. Это как необходимость утром умыться. Когда рядом нет Софико, я становлюсь злым, раздраженным, ворчливым, плохо себя чувствую, мне кажется, будто меня лишили руки или ноги. А если мы вместе, все совсем иначе. И мы дорожим этим чувством», — говорил Котэ.


В эпизодах звездного романа было немало романтики. Ходит легенда о том, что когда Котэ Махарадзе вел репортаж о футбольном матче из Буэнос-Айреса, в своей речи он зашифровал послание о предстоящем в Грузии свидании.


«Это было не однажды. Всегда, когда Котэ вел репортажи не из Тбилиси, он завуалированно назначал мне свидание, упоминая при этом, кто и на какой минуте забил мячи в матче. И я понимала, где и в каком месте мы встретимся», — с удовольствием подтвердила актриса.

sofiko-3.jpg

Как истинный грузинский мужчина, он делал для любимой женщины все, что она пожелает. «В нашей жизни так поступать очень трудно, но, поверьте, в Грузии это как-то легче — не принимается мужчинами в штыки», — говорил он.

В их семье не было места творческой конкуренции или зависти. «Мы никогда не воспринимаем себя, как что-то такое... ах! Мы нормальные люди, крепко стоящие на земле и все прекрасно сознающие. Я никогда в жизни не играла сказочных каких-то принцесс, а всегда играла реальных героинь с непростой судьбой. Да, у меня были такие родители, у меня в детстве были гувернантки, я объездила весь мир, встречалась с замечательнейшими людьми нашего времени, но я никогда этим не гордилась и всегда любила все делать сама. И сейчас все делаю сама — шью, вяжу, готовлю... Я люблю порядок, чистоту, чтобы все было на месте. Я не живу жизнью звезды или примы, я живу обычной нормальной жизнью, такой, как живет любой человек любой профессии», — говорила Софико.

sofiko-2.jpg

Махарадзе легко относился и к собственной славе, и к известности супруги. «Я рад, что жена ко всему прочему еще и знаменитая актриса. Более того, она единственная на территории бывшего Советского Союза актриса, которая имеет 14 „оскаров“ различных международных фестивалей», — гордо говорил он журналистам. И отмахивался насчет собственной популярности: «Это приятно, конечно, но я никогда не козырял, не кичился своей популярностью и своим именем. Зачем, а?».
Когда Софико узнала, что мужу предстоит операция, она подняла на уши полмира в поисках лучшего врача. И нашла — через родственников, живущих в Британии.

«Софико считает, что она — единственный в мире врач. Ей нравится, когда она чувствует себя хозяйкой, королевой, и я сдаюсь, поступаю так, как она требует. Пока я находился в клинике, Софико все время была со мной. Правда, у изголовья там сидеть никому не разрешают. Но ее присутствие я чувствовал постоянно», — вспоминал Махарадзе.

И это помогло — лучший спортивный комментатор прожил еще пять полноценных лет.
Когда в декабре 2002 года Котэ Махарадзе не стало, его супруга приехала в Петербург, чтобы играть тот спектакль, который буквально «подарил» ей любимый муж. Именно Котэ создал для нее театр, который находится практически в том же доме, где они жили.

Актриса пережила мужа на пять с половиной лет — она умерла в марте 2008. Когда после смерти Котэ ее спросили, может ли она назвать себя счастливым человеком, Софико ответила:


«В моем моноспектакле «Любовная отповедь» есть такие гениальные слова на эту тему: «Это вранье, когда кто-то говорит, что счастье бывает какое-то мгновение, которое ускользает, и ты становишься несчастной. Счастье есть тогда, когда ты любишь. И пока ты любишь, ты счастлив. А как только любовь уходит, с любовью уходит и счастье».
«Есть что-то справедливое в этих словах», — печально сказала она.

Фото: film.ru, blog.sololaki.ru, penza.press

Из: Интересно о гениях и известных личностях 

Поделиться
Понравился материал?
Подпишитесь на нашу рассылку!
Подписывайтесь на нас в соцсетях –
читайте наши лучшие
материалы каждый день!