Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

«Красная герцогиня» Дарья Лейхтенбергская

4162

Судьба Дарьи Лейхтенбергской, правнучки императора Николая I, прожившей 20 лет в послереволюционной России, необычна и полна тайн, которые до сих пор не разгаданы.

Отцом Дарьи был Евгений Максимилианович, герцог Лейхтенбергский и князь Романовский, который приходился внуком как Николаю I (по матери), так и Эжену (Евгению) Богарне, пасынку Наполеона.
(Герцог Лейхтенбергский Максимилиан после женитьбы не Великой княжне получил титул Императорского высочества, фамилию князей Романовских для потомков и вхождение своей семьи в состав Императорской.)



Матерью Дарьи была правнучка Кутузова Дарья Опочнина, которая умерла родами дочери. (Интересно, что вторым браком Евгений Максимилианович был женат на двоюродной сестре своей первой жены Зинаиде Скобелевой, сестре того самого знаменитого генерала Скобелева). Из-за неравнородности брака отца и матери Долли могла носить только титул графини Богарне.

Долли не повезло с самого рождения — мать умерла при ее родах, поэтому воспитывалась она дядюшкой и тетушкой из Бадена. Долли Лейхтенбергская, в отличие от многих отпрысков императорской фамилии, получила блестящее образование за границей. Она впитала знание нескольких языков, приобрела западноевропейский лоск. Возможно, именно это в дальнейшем и привело ее к столь трагичному финалу — она, всю жизнь пытаясь быть экстравагантной во всем, играла и — заигралась... Приехав из-за границы, блестящая светская красавица выходит замуж за обедневшего князя Льва Михайловича Кочубея (1862-1927), становясь княгиней Дарьей Евгеньевной Кочубей. По причине плохих взаимоотношений с отцом — герцогом Евгением Лейхтенбергским (1847-1901), она не получила ничего по его завещанию. Супружеская пара вынуждена продавать владения мужа. Несмотря на это, князь в 1904 году жертвует десять тысяч рублей, что по тем временам было огромной суммой, на строительство военного флота. В семье рождаются двое детей — Евгений и Наталия. Долли с компаньонкой вдруг уезжает за границу.

С мужем своим Дарья Евгеньевна разошлась в 1905 году, а в 1912 году встретила будущего второго супруга, морского офицера, барона Вольдемара фон Гревениц (1872-1916), который служил капитаном линейного корабля «Полтава». Графиня утверждала, что тот увидел ее в бинокль, когда плыл на своем корабле по Балтийскому морю, а навстречу шел корабль, на палубе которого стояла сама Долли. Решительный капитан тут же принял на борт графиню, а вскоре они обвенчались. Николай II хотел было наказать капитана за такой поступок, но узнав, кто пленил сердце моряка, лишь рассмеялся: «Он и так довольно наказан!» Второе замужество графини продлилось всего два года, после чего супруги разъехались.



Существуют два портрета Долли с разницей в 16 лет. На одном — она княгиня, а на другом — баронесса Дарья Евгеньевна Гревениц. По сведениям генерала Мосолова, через некоторое время Долли и Гревениц расстаются. С началом войны баронесса, выучившись на сестринских курсах, уезжает на русско-австрийский фронт.

Дальнейшую метаморфозу, которая происходит с блестящей светской красавицей, трудно объяснить. Ведь, узнав о февральской революции, она ей сочувствует и поднимает красный флаг. А затем возвращается назад в Россию — совершенно необъяснимый поступок, если учесть, что к этому времени многие из ее родственников или убиты, или томятся в тюрьме. Она приходит в свою квартиру, куда уже вселились новые хозяева жизни, те любезно разрешают ей забрать громоздкую мебель. Выгнанную на улицу, замерзающую в сугробе, ее подбирает и уводит в свою квартиру (Моховая ул., 36) Виктор Маркизетти, австрийский подданный. С этих пор они не разлучаются до конца своих дней. Виктор устраивается на работу во «Всемирную литературу» — издательство, созданное Горьким. Маркизетти становится заведующим библиотекой издательства, а на место своего заместителя ставит Дарью — точнее, Дору Евгеньевну Лейхтенберг, как она сама себя теперь называет. В 1924 году издательство ликвидируется, и Дора с Виктором поступают на работу в Публичную библиотеку. При этом Дора указывает неправильно свой возраст и происхождение, омолодив себя на 11 лет и сделав уроженкой Мюнхена (согласно указанным данным, получается, что она вышла замуж в 12 лет).

Некоторые сотрудники библиотеки того времени оставили воспоминания о ней того времени. Она запомнилась им неординарной личностью, высокомерной, смешной и непонятной. Так, когда она входила в какое-либо помещение, присутствующие в нем предпочитали скрыться за стеллажами, так как она подходила к кому-либо и протягивала руку для поцелуя — непонятно, зачем она это делала, ведь никогда никто ее ни разу не поцеловал. В разговоре Дора постоянно упоминала своих высокородных давно сгинувших с этого света родственников, называя их дядями, тетями, дедушками и так далее. Странно, что этот пережиток прошлого никто не трогал. До 1931 года они с Виктором, гражданским мужем, жили в шестикомнатной квартире, их бытом занималась домработница. Квартира была оформлена с большим вкусом. В 1927 году Дора принимает советское гражданство — опять же, безумный поступок! В 1931 году в квартиру подселяют жильцов, оставив Виктору и Доре лишь две комнаты. После же убийства Кирова в 1937 году ее и Виктора арестовали. Арест их произошел в сентябре, а уже в начале ноября гражданка Дора Лейхтенберг была расстреляна. Последние ее признательные показания в шпионаже были написаны неуверенным почерком сломленной 67-летней старухи. Виктора же мучили в пыточной камере еще целый месяц, добиваясь, чтобы он принял советское гражданство, что он и сделал. После чего и его расстреляли. Есть предположения, что они были шпионами австрийской разведки или двойными агентами, работающими в то же время на НКВД.

Сын и дочь Доры сравнительно спокойно пережили революцию, эмигрировав вместе с отцом. Сын женился на канадке, имел четырех детей. Дочь приняла католичество и ушла в доминиканский монастырь. В последний раз Дора Лейхтенберг видела своих сына и дочь в 1918 году.

Из: livejournal

4162
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы