Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Полонез Огинского – мелодия любви

3596
Поделиться

Полонез, написанный Михаилом Клеофасом Огинским, уже больше двух столетий остаётся самым известным и самым популярным в мире произведением польской классической музыки. А ещё это, пожалуй, одна из лучших инструментальных мелодий всех времён. Эта музыка о настоящей любви, правда о такой, говорить о которой сегодня не очень принято и даже как-то неловко. Она о любви к Родине.


Настоящее название знаменитого полонеза — «Прощание с Родиной», а вот история его создания.

Речь Посполитая

В конце XVIII века сильные в военном отношении государства считали вполне естественным навязывать свою волю государствам более слабым, используя для нападения предлоги смехотворные и надуманные (тут, правда, многие скажут, что и в XXI веке мало что изменилось). В роли сильных государств тогда выступали Пруссия, Австрия и Российская империя, а в роли более слабого — государство, которое обычно называют Польшей, хотя его полное официальное наименование звучало так: «Речь Посполитая Короны Польской и Великого княжества Литовского».

Речь Посполитая в переводе с польского и старобелорусского означает «республика». Это было союзное государство, состоящее из двух частей — Короны Королевства Польского, расположенного на месте современных Польши и Западной Украины, и Великого Княжества Литовского, куда входили территории нынешних Литвы, Белоруссии, Центральной и Восточной Украины.

Существовавший в Речи Посполитой специфический политический режим принято называть шляхетской демократией. Как можно догадаться, страной управляло местное дворянство, обладавшее большими правами и властью..

Именно в этом государстве родился и вырос Михаил Клеофас, а если точнее — в имении Гузове под Варшавой. Сам он всегда подчёркивал белорусское, или, как тогда говорили, литвинское происхождение своего рода.

Семья Михаила Клеофаса принадлежала к высшим аристократическим кругам. Его отец Анджей Огинский (1740-1787) был сенатором и послом Речи Посполитой в Петербурге, Вене и Берлине. Дядя будущего создателя полонеза, великий гетман литовский Михаил Казимир Огинский, был не только государственным деятелем и военным, но и большим любителем искусства — музыки и поэзии, — он играл на нескольких инструментах, сам сочинял оперы, полонезы, мазурки, песни. Михаил Казимир усовершенствовал конструкцию арфы и даже стал автором статьи об арфе в Энциклопедии Дидро. Есть даже теория, что именно он и был автором того самого полонеза, правда, версия эта не находит обоснованных подтверждений.

«Я умирал так часто, что смерть не страшит меня»

Получив прекрасное домашнее образование, Михаил Клеофас продолжил его в Варшаве и уже в 19 лет сделал блестящую политическую карьеру — стал депутатом сейма, а в 23 года был удостоен ордена Белого Орла.

К концу XVIII века, когда во внутренней и внешней политике Речи Посполитой начались сложности, он был назначен дипломатом и в 1790 году по поручению короля в качестве чрезвычайного посланника выехал в Голландию, а затем со специальным дипломатическим заданием — в Лондон.

Приехав в Лондон и открыв утренние газеты, Михаил Клеофас прочитал следующее: «Граф М.К. Огинский, направленный королем Польской республики с особо важной миссией в Лондон, по пути из Кале в Дувр попал с семьей в кораблекрушение. Спастись никому не удалось».

Это была первая легенда подобного рода об Огинском — потом он еще не раз прочитает в газетах о своей смерти. Наиболее распространенной версией его гибели станет та, что композитор застрелился из-за несчастной любви на балу в то время, когда оркестр исполнял его знаменитый полонез «Прощание с Родиной». В Париже даже выйдет альбом полонезов Огинского, на обложке которого будет нарисован композитор с приставленным к виску пистолетом и беззаботной парой танцоров рядом.

«Ничего так не удивляло и не потешало меня, — писал позднее Михаил Клеофас, — как этот экземпляр». В Германии же его полонез был издан под сенсационным названием «Полонез смерти».

Намного позже Илья Репин напишет о нём в письме Стасову: «Имя его известно всей России, и я слышал вальс и полонез, им написанные, и даже сплетни о его романтической смерти. Между тем музыканты, которых я спрашивал, говорят о нем, как о мифическом существе».

big.jpg
Илья Репин. «Славянские композиторы». Среди 22 композиторов рядом с Шопеном изображен и Михаил Клеофас Огинский

Но все это впереди, а пока, вернувшись из дипломатических путешествий, Михаил Клеофас создает свой первый полонез. Позднее он об этом писал: «Осенью 1792 года я создал, точнее сказать, сымпровизировал этот полонез в Варшаве, когда впервые испытал чувство, вызванное любовью, которое продолжалось недолго. Чувство было тихое, спокойное и счастливое (...) Мой второй полонез привлек больше внимания. Знатоки предсказывали, что я произведу реформу, развивая модуляцию в полонезах, которые в нашей стране популярны лишь как светские танцы, что в полонезах можно сохранить национальный характер, воплощая в них певучесть, выразительность, вкус и чувство».

Восстание Костюшко

В марте 1794 года в Речи Посполитой началось восстание, которым руководил Тадеуш Костюшко. Граф Михаил Клеофас Огинский был горячим его сторонником. В одном из писем жене — Изабелле Огинской — он её просил быть бережливой, поскольку деньги нужны для восстания, для содержания отряда. Письмо он адресовал не «княгине», а «гражданке». Себя называл гражданином и солдатом революции.


Тадеуш Костюшко

К тому времени Речь Посполитая была фактически оккупирована. «Разделы Польши», начавшиеся в 1772 году, представляли собой, в общем-то, обычную военную оккупацию, когда три великие державы, заранее договорившись, одновременно вводили войска на нужные им территории.

Речь Посполитая в то время не обладала достаточными силами, чтобы оказывать эффективное сопротивление сразу трём мощнейшим противникам. К началу восстания Речь Посполитая уже потеряла половину территорий, а в городах, контроль над которыми сохранялся, стояли воинские гарнизоны. «Олигархов», именуемых в те времена «магнатами», ситуация устраивала — оккупанты гарантировали неприкосновенность их богатств. А вот небогатым людям жилось всё хуже и, наконец, чаша их терпения переполнилась.


Восстание под руководством Костюшко, в котором принял горячее участие и герой нашей статьи, напоминало действия зверя, загнанного в угол. Это был акт последнего, отчаянного, беспримерного мужества, совершенно бесполезного и не имеющего ни малейшей надежды на успех — слишком неравными были силы.


Михаил Клеофас был начальником повстанцев Вилкомирского, Свенцянского и Браславского уездов. С тысячей кавалеристов и полутора тысячами пехотинцев он напал на Динабургскую крепость.

«Для своего отряда я написал марш на свои слова. Этот марш с того времени исполняли и многие другие поляки. Я писал также военные патриотические песни, имевшие успех среди товарищей по оружию, возбуждавшие героизм, энергию и энтузиазм», — писал он позже об этом периоде.

Конец страны и бегство за границу

Восстание завершилось в ноябре 1794 года полным поражением. Генерал Костюшко был тяжело ранен, почти всё Великое Княжество Литовское включено в состав Российской империи, только небольшая часть земель за Неманом досталась Прусскому королевству.

Теперь тайная полиция Габсбургов начала пристально следить за Огинским. Он взял другую фамилию и вместе с женой он эмигрировал сначала в Италию, затем в Константинополь, потом — Париж, Гамбург, Венецию и Варшаву. Всё это время он не терял надежды на возрождение своей Родины — восстановление Литовского Княжества. Одно время свои чаяния он связывал с Наполеоном Бонапартом, в честь которого даже написал оперу «Зелис и Валькур, или Бонапарт в Каире».


Именно в этот период, в Венеции, Михаил Клеофас Огинский написал полонез «Прощание с Родиной» (по-польски — Pozegnanie Ojczyzny).


Возвращение

В 1802 году российский император Александр II амнистировал многих участников восстания Костюшко, в том числе и Огинского. Композитору было возвращено ранее конфискованное за участие в восстании его имение Залесье на территории нынешней Белоруссии, и Огинский смог вернуться на Родину, с которой он до этого, казалось, навсегда, распрощался.


Франсуа-Ксавье Фабр. Портрет Огинского, 1808 г

1810 году Михаил Клеофас Огинский был даже назначен тайным советником и сенатором Российской империи. И хотя к нему отнеслись более чем доброжелательно, он не смог служить новому правительству, по-прежнему тоскуя по Родине, которой уже не было. Он отошёл от политики и превратил своё имение Залесье, находящееся на половине пути из Минска в Вильно, в настоящий культурный центр.

Здесь он жил на протяжении 20 лет — построил новый дворец в классическом стиле по проекту профессора архитектуры Виленского университета Михаила Шульца и разбил парк с оранжереей. Современники называли Залесье «Северными Афинами». Из Петербурга сюда приезжал Осип Козловский, а также многочисленные музыканты и исполнители. Здесь бывали и поэты, писатели, а также ученые Виленского университета, почетным членом ученого совета которого был избран Огинский.


Так сегодня выглядит «Залесье»

Жизнь Михаила-Клеофаса оборвалась во Флоренции, где он жил последние 10 лет. Умер он 15 октября 1833 года в доме № 1014 на улице Легнаоли в окружении своей семьи — второй жены-итальянки и четверых детей.

Михаила-Клеофаса похоронили на монастырском кладбище около храма Санта Мария Новелла. Спустя некоторое время останки композитора были перенесены в костел Санта Кроче, в пантеон, где покоятся Микеланджело, Макиавелли и Галилей.

Полонез Огинского «Прощание с Родиной» прозвучал в двух советских фильмах.
Первый фильм, снятый в 1971 году, так и называется — «Полонез Огинского». Речь в нём идёт о польском музыканте, который бежал в Белоруссию после захвата фашистами Польши в 1939 году, а когда захватили и Белоруссию, начал помогать белорусским партизанам.


Второй фильм 1990 года «Попугай, говорящий на идиш», рассказывающий о польском еврее, вынужденном покинуть Польшу тоже из-за захвата её фашистской Германией. В этом фильме полонез Огинского звучит в качестве музыкальной заставки в самом начале кинокартины.

В современной Польше полонез Огинского считается музыкальным символом страны. Он звучит на выпускных вечерах, были даже предложения сделать эту музыку польским гимном.

Мелодия «Прощание с Родиной» символизирует расставание с Родиной во всех смыслах — как физический отъезд за границу, так и прощание со страной, безвозвратно уходящей в прошлое. Чувство, понятное многим и в XX веке.

Интересен ещё и такой момент — в Российской империи полонез Огинского стал одной из самых популярных мелодий. Музыка как будто объединила победителей и проигравших. Может быть, в пронзительном мотиве было что-то понятное жителям России — предчувствие собственной трагической судьбы, событий, которые великой империи только предстояло пережить.


Из: hrono, mirtesen, открытые источники

3596
Поделиться
Понравился материал?
Подпишитесь на нашу рассылку!
Подписывайтесь на нас в соцсетях –
читайте наши лучшие
материалы каждый день!