Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

«Приказа Ленина никто не отменял!»

3060
«Приказа Ленина никто не отменял!»

Эту замечательную историю рассказал спортивный журналист Владимир Гескин.


Итак, лето 80-го. Мне 27, я уже шесть лет работаю в «Советском спорте», являюсь старшим корреспондентом международного отдела, а на время Олимпиады становлюсь чем-то вроде репортёра по особым поручениям. Если происходит что-то неожиданное, должен как можно быстрее оказаться на месте событий — и об этом написать. Или сам это неожиданное найти.

Вот, к примеру, шатаюсь я по Олимпийской деревне и вдруг вижу маленького пожилого человечка, которого сопровождает эскорт оргкомитетовских бонз. При этом под мышкой у человечка огромный золотой ключ от деревни. Такие вручали только самым почётным её гостям. Мой клиент! Один из оргкомитетчиков, мой давний знакомый, услужливо шёпотом сообщает: «Арманд Хаммер, президент американской „Оксидентал петролеум“. Большой друг советского народа». Ну, про друга мне объяснять не надо. Это ведь на его деньги в Москве недавно построили Центр международной торговли (который позже и вовсе будут называть Хаммеровским). Внедряюсь в группу сопровождения, подсовываю Хаммеру диктофон и, чтобы завязать разговор, задаю в общем-то дурацкий вопрос:

— С таким ключом, мистер Хаммер, вы теперь, наверное, можете приезжать сюда, в Олимпийскую деревню, когда хотите?

Хаммер изучает мою аккредитационную карточку и изрекает:

— В этой стране, Владимир, для меня и так все двери открыты!

После чего рассказывает абсолютно фантастическую историю. О том, как однажды он поздним вечером прилетел в Москву и первым делом попросил привезти его на Красную площадь. Где попытался пройти в Мавзолей, который, понятно, уже был закрыт. Появился начальник охраны, стал объяснять: мол, вы, господин Хаммер, конечно, большой друг (далее по списку), но сейчас в Мавзолей никак нельзя, а вот завтра с утра — конечно, будете первым.

— И тогда я показал ему это, — смеется Хаммер, предвкушая мою реакцию.

Бережно достает из бумажника пожелтевший листок бумаги и демонстрирует мне. На листке написано: «Пропускать ко мне товарища Хаммера в любое время дня и ночи». Подпись: «Ленин».

— Ну и как — пустили вас в Мавзолей? — спрашиваю я.

— Сразу же! Приказа ведь никто не отменял!

Примечание «Избранного»: Американский предприниматель Арманд Хаммер в 1921 году отправился в РСФСР, чтобы вернуть долг за поставки лекарств во время Гражданской войны. После встречи с Владимиром Лениным, Арманд Хаммер вошёл в круг бизнесменов, приближенных к советским лидерам. 27 октября 1921 года Народный комиссариат внешней торговли РСФСР и хаммеровская «Allied Drug and Chemical Corporation» подписали договор о поставке в Советскую Россию 1 миллиона бушелей американской пшеницы в обмен на пушнину, чёрную икру и экспроприированные большевиками драгоценности, хранившиеся в Гохране. Вскоре Хаммер стал считаться «официальным другом» СССР. В 1926 году он предложил создать в СССР первую карандашную концессию, которая в 1932 году была выкуплена государством. Впоследствии это предприятие было известно как Московский завод пишущих принадлежностей им. Сакко и Ванцетти. Хаммер ненадолго вернулся в Америку, где основал новую компанию — «Allied American Corporation», а затем с братом Виктором отбыл в Москву, где прожил восемь лет, представляя интересы многих американских компаний. Покупал в конце 1920-х — начале 1930-х предметы старины, картины, скульптуры из Ленинградского Эрмитажа, таким образом собрав большую коллекцию предметов искусства. В частности, по бросовым ценам вывез из СССР и перепродал на Западе яйца Фаберже. При его личном участии в СССР (в городе Тольятти) был построен крупнейший завод по производству аммиака — «ТольяттиАзот» (1979), а также аммиакопровод «Тольятти-Одесса».

На фото: Леонид Брежнев и Арманд Хаммер
3060
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы