Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Рита Леви-Монтальчини: повелительница клеток

Поделиться
Рита Леви-Монтальчини: повелительница клеток «Сейчас, когда мне 100 лет, я соображаю гораздо лучше, чем в 20. Эти приходит с опытом», — сказала Рита Монтальчини-Леви на своем юбилее.

Вряд ли кто-нибудь станет спорить, что легендарную славу чаще заслуживают представительницы богемы, нежели ученые. Вся их жизнь — это буффонада, цирковое представление, водевиль, или наоборот — трагедия, разворачивающаяся на глазах у миллионов зрителей. Публика и пресса постоянно обсуждают их меткие цитаты, экстравагантные наряды, скандальные выходки, головокружительные романы, новые хобби, вредные привычки и провальные роли. Но есть и те, кто остается в стороне от светской шумихи, их лица не так часто мелькают на обложках журналов, никто не разоблачает их поступки и семейные тайны, но, несмотря на такую закрытость, эти женщины вносят колоссальный вклад в развитие науки и всего человечества в целом. Сегодня речь пойдет именно о такой героине — Рите Леви-Монтальчини, итальянском нейробиологе и Нобелевском лауреате. Давайте попытаемся понять, какой же была эта удивительная женщина и что всем нам дали ее открытия.

Детство и семья


Rita_1.jpg


Рита Леви-Монтальчини родилась 22 апреля 1909 года в Турине. Ее семья являла собой идеально взаимодополняющий союз «физиков» и «лириков»: отец, Адамо Леви, был одаренным математиком и инженером-электриком, а мать, Адель Монтальчини, — художницей. Кстати, безупречный вкус в одежде Рита унаследовала именно у своей матери. Более того, она даже сама придумывала фасоны своих платьев. Так что не только светские львицы могут похвастаться изящными костюмами, необычными прическами и идеальным маникюром. Нейробиолог Рита Леви-Монтальчини даже в свои 102 года всегда была одета с иголочки, как будто подтверждая пушкинский тезис: «быть можно дельным человеком, заботясь о красе ногтей».

Любопытно, что из всех четверых детей Леви-Монтальчини (Рита и ее сестра-близнец были самыми младшими), научную стезю выбрала именно наша героиня. Ее брат Джино стал талантливым архитектором, старшая сестра Анна увлекалась творчеством Сельмы Лагерлеф, но предпочла семью карьере, а Паола стала художницей, пойдя по стопам матери. А Рита выбрала свой путь, причем рискнув пойти против воли родителей. Нет-нет, все дети в их семье получили блестящее домашнее образование и воспитание (никакой тирании!), но следование традициям все-таки ставилось на первое место: ничто не должно было помешать дочкам полностью реализовать себя в роли жены и матери. Но на дворе был XX век — эпоха феминизма и тотальной смены привычных понятий. Рита Леви-Монтальчини была одним из реформаторов той действительности: она решила положить свою жизнь на алтарь науки и ни разу не пожалела о сделанном выборе, постоянно подчеркивая, что ее жизнь и без толпы внуков «богата превосходными человеческими отношениями, работой и увлечениями».


Начало учебы и научной карьеры


Rita_2.jpg


В 20 лет наша героиня рискнула переубедить отца и попросила у него разрешения заняться наукой. Адамо, несмотря на свои патриархальные убеждения, не стал препятствовать своей целеустремленной дочери. Буквально за полгода девушка подтянула знания по математике и древним языкам, успешно окончила школу и поступила в медицинский институт в Турине. Рита сразу оказалась на своем месте, мало того — в прекрасной компании молодых ученых, для которых наука была превыше всего.

Любопытно, что коллеги и друзья нашей героини — Ренато Дульбекко и Сальвадор Лурия — тоже стали впоследствии Нобелевскими лауреатами (правда, раньше, чем сама Леви-Монтальчини). Всех троих учил талантливый гистолог и эмбриолог Джузеппе Леви. Студенты всецело доверились своему строгому педагогу и с головой погрузились в науку, засыпая и просыпаясь с учебником биологии. Какие уж тут юные забавы... В биографии нашей героини нет ни одного легкомысленного эпизода: ведь каждая секунда ее жизни была подчинена служению науке.


Исследования во время войны


Rita_3.jpg



В 1936 году Рита Леви-Монтальчини с отличием окончила медицинский институт, но все еще колебалась между научной карьерой и деятельностью врача. И то, и другое по-своему привлекало, но жестокое время неожиданно решило все за нее. После выхода знаменитого «Расового манифеста» Муссолини в Италии были запрещены смешанные браки, все еврейские студенты отчислены, а преподаватели и госслужащие уволены. Обстановка накалялась, и семья Леви-Монтальчини оказалась перед непростым выбором: бросить все и эмигрировать в США либо остаться в Италии и продолжить свою деятельность в атмосфере строжайшей секретности.

Постоянная опасность, отсутствие финансирования, да что там — любой связи с внешним миром — не испугали никого из них. У семьи Леви-Монтальчини хватило смелости остаться. Рита разместила небольшую лабораторию прямо у себя в спальне. Да, у большинства барышень в комнатах стояли вазочки с кремовыми розами, томики любовных стихов и надушенные письма, а у нашей героини — микроскоп и многочисленные труды по гистологии и эмбриологии.

«Думаю, мне следует поблагодарить Муссолини за то, что он причислил меня к низшей расе. Благодаря этому я познала радость труда, занимаясь не в университете, а у себя в спальне», — говорила исследовательница позже.


Кстати, единственным помощником в ее тогдашних начинаниях стал тот самый университетский преподаватель — Джузеппе Леви, тоже вынужденный уйти в подполье из-за пресловутого «Расового манифеста».

После многочисленных бомбардировок в 1941 году Рита перебралась в загородный дом в Пьемонте, где вынуждена была заново оборудовать свою лабораторию. Эта смелая женщина не могла сидеть без дела даже в минуты настоящей опасности. Она не оставила свои эксперименты даже тогда, когда их семья вновь вынуждена была оставить свое убежище во время оккупации немецкими войсками. До конца войны Леви-Монтальчини находились во Флоренции, где проживали по поддельным документам, и только потом вернулись в родной Турин. Рита восстановила свою должность в институте и продолжила свою деятельность теперь уже открыто.


Открытие ФРНТ и признание за рубежом


Rita_4.jpg

В 1947 году Леви-Монтальчини отправилась в Сен-Луис по приглашению знаменитого нейробиолога Виктора Хэмбургера, работы которого вдохновляли нашу героиню на протяжении многих лет. Рита приняла участие в его опытах по пересадке клеток опухоли мышей куриным эмбрионам. Тогда ученым удалось выяснить, что нервные клетки эмбриона быстро прорастают в опухоль.

В 1950-х Рита Леви-Монтальчини продолжила свои опыты в Рио-де-Жанейро. Она доказала, что на рост нервов воздействует определенное стимулирующее вещество, которое исследовательница назвала ФРНТ — фактор роста нервной ткани. Нашей героине удалось достичь неслыханных высот в нейробиологии и эмбрионологии. Вот таким было ее подлинное призвание: не сидеть у камина в окружении очаровательных сорванцов, читая им «Чиполлино», а разрезать ткани опухолей и проводить инкубацию смесей. И все это на благо человечества.

В научных поисках Риту Леви-Монтальчини активно поддерживал американский зоолог и биохимик Стэнли Коэн из Вашингтонского университета. Благодаря их совместным опытам удалось определить, что ФРНТ — это белок, а также выяснить тот факт, что змеиный яд и слюнные железы взрослых мышиных самцов являются более богатыми его источниками, чем сами опухоли. Кроме того, Стэнли Коэну вскоре удалось очистить ФРНТ, определить его структуру и выработать антитела. Любопытно, что поначалу коллеги восприняли эти открытия без должного энтузиазма, и только годы спустя их значимость стала неоспоримой. Именно благодаря нашей героине весь мир стал четче понимать, что собой представляют болезнь Альцгеймера и рак. Что ж, Рите Леви-Монтальчини было не привыкать к длительным ожиданиям. Она всегда была нацелена на результат и, кажется, ни секунды не сомневалась в своем успехе.

Деятельность в Италии


Rita_5.jpg

В 1960-х годах наша героиня вернулась из США на родину, где стала директором лаборатории клеточной биологии Национального совета научных исследований в Риме (она возглавляла его с 1961 по 1969 год). После этого Рита Леви-Монтальчини читала лекции в различных университетах, а также публиковала свои научные труды. Возраст всегда был ей нипочем. Исследовательница продолжала активную деятельность и после выхода на пенсию. Рита Леви-Монтальчини даже учредила специальный благотворительный фонд, помогающий женщинам из стран третьего мира получать высшее образование. Кто, как не она, знала, как сложно порой представительницам прекрасного пола выйти из тени на свет и достигнуть настоящих успехов в карьере. Кроме этого, Рита Леви-Монтальчини всячески поддерживала молодых ученых. Да, ее активности — и научной, и общественной — можно только позавидовать!

В 1986 году Рите Леви-Монтальчини и ее американскому коллеге Стэнли Коэну присудили Нобелевскую премию в области физиологии и медицины. Но и на этом победы нашей героини не закончились. Она стала первой женщиной, принятой в Папскую академию наук; а в 2001 году была назначена пожизненным сенатором Итальянской Республики.

...Перед своим 100-м юбилеем Рита Леви-Монтальчини сказала: «Для меня невероятная удача быть среди живых. Тело может умереть, но остаются послания, которые мы отправляем при жизни. Мое послание таково: верьте в истинные ценности!»


Рита Леви-Монтальчини умерла 30 декабря 2012 года в Риме. За свою долгую жизнь она по праву заслужила мировое признание и легендарную славу не только в среде ученых, но и простых граждан, а также феминисток, не желающих ограничиваться банальной домашней участью женщин. Рита Леви-Монтальчини открыла новую страницу во многих сферах нашей жизни, именно поэтому ее обсуждают, цитируют и по сей день восхищаются ее упорством и талантом...

Rita_6.jpg


«Я глубоко взволнована тем, что дошла до 100 лет, прожив жизнь с радостью, которую, думаю, довелось испытать немногим. Я не боюсь смерти, для меня не важно, когда она придет».



   
Из: Lady.Tut.by
Поделиться
Понравился материал?
Подпишитесь на нашу рассылку!
Подписывайтесь на нас в соцсетях –
читайте наши лучшие
материалы каждый день!