Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

10 бестселлеров в эпистолярном жанре

1410
10 бестселлеров в эпистолярном жанре

Роман в письмах был очень популярным в литературе XVIII века, но и современные авторы создают настоящие шедевры в эпистолярном жанре. 

1. «Письма с острова Скай», Джессика Брокмоул

Эдинбург, 1940 год, Европа в войне. Случайная бомба, разворотившая стену дома, открывает тайник с ворохом старых писем, казалось бы, утраченных навсегда. И чувство, четверть века назад связывавшее два сердца, разъединенные сперва океаном, затем кошмарами мировой войны, возрождается в Элспет Данн и толкает уже не юную женщину на безумную авантюру. Она едет в Лондон на поиски своего любимого... Две войны, две любви, две разлуки... И надежда, без которой жизнь не имеет смысла. Книга Дж. Брокмоул получила заслуженное читательское признание и переведена на многие языки мира.

2. «Вверх по лестнице, ведущей вниз», Бел Кауфман

Роман, который прославил американскую учительницу Бел Кауфман на весь мир. Это полная любви и абсурда история о непростой жизни школы. Героиня книги, молодая учительница английского языка и литературы Сильвия Баррет, преподающая в нью-йоркской школе для трудных учеников, — альтер эго Кауфман. Писательница никогда не скрывала, что её роман по большей части автобиографичен. По её словам, самым трудным в работе над произведением было создать многоголосый диалог — «сочинить великое множество писем, объяснительных записок, циркуляров и распоряжений, которые обрисуют учеников, учителей, родителей и дирекцию ярче и живее, чем мои собственные слова».

Роман почти полностью состоит из различных записок, документов, показывающих, насколько жизнь школы и учебный процесс погрязли в бюрократии, а также выдержек из сочинений (в духе «„Одиссею“ Гомера я не дал бы читать даже своей собаке»), анонимных и открытых посланий «училке». Идеалистка Сильвия ведет борьбу на два фронта: с равнодушием учеников к учебе и с равнодушием большинства своих коллег к ученикам. И ей многое удается!


Как их исправлять и что исправлять — правописание, пунктуацию или одиночество, сквозящее между строк? 

Бел Кауфман


3. «Цветы для Элджернона», Дэниел Киз

Сорок лет назад это считалось фантастикой. Сорок лет назад это читалось как фантастика. Исследующая и расширяющая границы жанра, жадно впитывающая всевозможные новейшие веяния, примеряющая общечеловеческое лицо, отважно игнорирующая каинову печать «жанрового гетто». Сейчас это воспринимается как одно из самых человечных произведений новейшего времени, как роман пронзительной психологической силы, как филигранное развитие темы любви и ответственности. Не зря вышедшую уже в 1990-е книгу воспоминаний Киз назвал «Элджернон, Чарли и я». 

4. «Одиночество в Сети», Януш Леон Вишневский 

Один из самых пронзительных романов о любви, вышедших в России в последнее время. «Из всего, что вечно, самый краткий срок у любви» — таков лейтмотив европейского бестселлера Я.Л. Вишневского. Герои «Одиночества в Сети» встречаются в интернет-чатах, обмениваются эротическими фантазиями, рассказывают истории из своей жизни, которые оказываются похлеще любого вымысла. Встретятся они в Париже, пройдя не через одно испытание, но главным испытанием для любви окажется сама встреча... 

5. «Письмо незнакомки», Стефан Цвейг

Блестящая новелла-трагедия – признание женщины, всю жизнь любившей мужчину, даже не подозревавшего о её чувстве, да и о её существовании тоже. Кто-то увидит в её истории пример истинной любви, не требующей ничего взамен, а кто-то – трагедию женщины, совершившей бессмысленную жертву и ставшей по собственному желанию «человеком в футляре». Гениальные произведения не дают ответов – они ставят вопросы.

6. «Пятый персонаж», Робертсон Дэвис

Канадский писатель и драматург Робертсон Дэвис — один из лучших рассказчиков англоязычной литературы, мастер сюжетных хитросплетений и загадок. В романе «Пятый персонаж» прослеживается судьба трех молодых людей, выходцев из одного городка. Первый станет миллионером и политиком, второй — всемирно известным фокусником, третий — агиографом... Одному из них суждено погибнуть при загадочных обстоятельствах. Двум другим — разгадывать загадку. 

7. «Почерк Леонардо», Дина Рубина

Она пишет зеркальным почерком, от которого у непосвященных кружится голова. У нее блестящие способности к математике и физике, она гениальная циркачка, невероятный каскадер, она знает о зеркалах все, что можно о них знать. Она умеет видеть прошлое и прозревать будущее. Киев, Москва, Франкфурт, Индиана-полис, Монреаль — она летит по жизни, неприкаянная и несвободная, видит больше, чем обычный человек способен вообразить, — и ненавидит за это себя и того, кто наделил ее такой способностью. Мистический роман Дины Рубиной «Почерк Леонардо» — история человека, который не хотел быть демиургом. История женщины, которая с великолепной брезгливостью отвергает дар небес.

  8. «Письма незнакомке», Андре Моруа 

«Письма незнакомке» — лучшие из творческого наследия Моруа. Произведения, воплотившие в себе всю прелесть его тонкого, ироничного таланта. Гениальные, парадоксальные, полные тонкого юмора и лиризма, они до сих пор считаются своеобразным «эталоном жанра» и вызывают множество вопросов. Существовала ли таинственная незнакомка, которой Моруа давал советы, достойные Лакло и Овидия? Быть может, это не столь уж и важно?.. 

9. «Хорошо быть тихоней», Стивен Чбоски 

Впервые на русском — удивительный бестселлер Стивена Чбоски, трогательный роман взросления («„Над пропастью во ржи“ для новых времен», по выражению критиков), разошедшийся тиражом свыше миллиона экземпляров и экранизированный самим автором, причем одну из главных ролей в фильме исполнила Эмма Уотсон — она же Гермиона Грейнджер из фильмов о Гарри Поттере. Чарли переходит в старшую школу. Опасаясь того, что его там ждет после недавнего нервного срыва, он начинает писать письма кому-то, кого никогда в жизни не видел, но кто, он уверен, должен хорошо его понять. Чарли не любит ходить на танцы, поскольку ему обычно нравятся те песни, под которые не потанцуешь. Каждая новая книга, прочитанная им по совету Билла, учителя литературы, тут же становится у Чарли самой любимой: «Убить пересмешника», «Питер Пэн», «Великий Гэтсби», «Над пропастью во ржи», «В дороге», «Голый завтрак»... Билл советует Чарли «быть не губкой, а фильтром», и тот честно пытается. Еще Чарли пытается не вспомнить крепко забытые детские травмы и разобраться в своих чувствах к старшекласснице Сэм, сестре его друга Патрика по кличке Никак... «Эта книга стала немедленной сенсацией и по праву приобрела культовый статус». 

10. «Тайный дневник Адриана Моула», Сью Таунсенд

Жизнь непроста, когда тебе 13 лет, — особенно если на подбородке вскочил вулканический прыщ, ты не можешь решить, с кем из безалаберных родителей жить дальше, за углом школы тебя подстерегает злобный хулиган, ты не знаешь, кем стать — сельским ветеринаром или великим писателем, прекрасная одноклассница Пандора не посмотрела сегодня в твою сторону, а вечером нужно идти стричь ногти старому сварливому инвалиду... Адриан Моул, придуманный английской писательницей Сью Таунсенд, приобрел в литературном мире славу не меньшую, чем у Робинзона Крузо, а его имя стало нарицательным. Сью Таунсенд заставляет нас смеяться над своими персонажами и выворачивает наизнанку любую абсурдную ситуацию, в которую они загоняют себя, будь то развод родителей, публикация в литературном журнале или несданный школьный экзамен. Но, отсмеявшись, читатель понимает, что «Дневники» — это прежде всего книга об одиночестве и его преодолении, о любви и преданности, о том, как обрести себя в этом мире. И становится ясно, почему Адриан Моул так популярен во всем мире, — под его «Дневниками» мог бы подписаться любой из нас.

Из: literary-evening 
Фото: кадр из фильма «Джейн Остин» (Becoming Jane)

1410
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы