Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Достоинства праздности: как научиться валять дурака

Поделиться
Достоинства праздности: как научиться валять дурака

Когда вы в последний раз не делали ровным счётом ничего? Этот вопрос может оказаться не таким уж и простым. Слишком многое нужно узнать, совершить и пережить, прежде чем оправдать в своих глазах беззастенчивое ничегонеделание. Стандарты успешности и эффективности, которым нас призывают следовать, непрерывно повышаются. Как в известной фразе из «Алисы в стране чудес», нам приходится бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте.

Человек, который ничего не делает, бессмысленно тратит своё время. Этот человек ленив и нефункционален: он не приносит никакой пользы ни себе, ни своим близким, ни обществу. Нехороший человек.

Хороший человек постоянно стремится повысить свою эффективность. Он всё время трудится, обогащает свои знания, участвует в новых проектах и применяет техники тайм-менеджмента, чтобы лучше распоряжаться своим временем. Если он не работает, то, по крайней мере, просматривает почту. Или листает ленту в Фейсбуке. Иными словами, делает хоть что-то.

Мы верим: чтобы быть полезным, необходима постоянная активность. Но современные нейрофизиологи так совсем не считают.

Наш мозг работает без перерывов и выходных — причём самое важное, по-видимому, происходит в нём именно тогда, когда наше внимание ни на что не направлено. Некоторые ключевые области мозга активизируются в состоянии покоя, когда мы не делаем ничего конкретного и просто витаем в облаках.

Источник: work-way.com
Источник: work-way.com

Это открытие было сделано неврологом Маркусом Райхлом в 2001 году. Как и многие известные открытия, оно произошло случайно. Учёные заметили, что у испытуемых, лежащих в томографе, некоторые области мозга сильнее активизируются в промежутках между выполнением экспериментальных заданий. Когда нужно было на чём-то сосредоточиться, они, наоборот, угасали. Эти области назвали «сетью пассивного режима работы мозга» или «сетью состояния покоя».

Последствия этого открытия хорошо обозначил нейрофизиолог Эндрю Смарт в научно-популярной книге «О пользе лени», в которой он предлагает «использовать нейронауку в качестве важного повода, чтобы не напрягаться». При переходе в пассивный режим разные области мозга начинают обмениваться сигналами, наращиваются новые связи. Именно так, на бессознательном уровне, происходят творческие озарения и открытия.

Ньютон не зарывался в бумаги и не рвал на себе волосы в страхе перед надвигающимся сроком сдачи проекта, пытаясь понять, почему предметы падают на землю, а планеты вращаются вокруг Солнца. И специалист по продуктивности не заглядывал Ньютону через плечо, дабы проверить, эффективно ли он работает.

Эндрю Смартиз книги «О пользе лени: Инструкция по продуктивному ничегонеделанию»
Однако индустриальная этика отрицает пользу ничегонеделания. Превознесение ценности труда берёт своё начало по меньшей мере с протестантизма. Для Лютера и его последователей лень — страшный порок. Человек должен трудиться, чтобы оправдать своё божественное предназначение. Именно лень считалась источником бедности и унижения человеческого достоинства. Эту веру многие поддерживают до сих пор (хотя ни одного убедительного доказательства, как правило, привести не могут).

Протестантская этика, как показал Макс Вебер, стала одним из источников формирования капитализма. Рынкам необходимо непрерывное производство, и человек становился их придатком. Он должен был усвоить: производство и труд — это хорошо, бездействие, помимо самого необходимого, — плохо.

Фильм «Метрополис» Фрица Ланга (1927) — один из ярких примеров критики механизации человека и его труда. Источник: kinovoid.com
Фильм «Метрополис» Фрица Ланга (1927) — один из ярких примеров критики механизации человека и его труда. Источник: kinovoid.com

Революционер-марксист Поль Лафарг ещё в 1883 году утверждал, что рабочие и профсоюзы, которые борются за «право на труд», бьют мимо цели. По-настоящему необходимо бороться за право на лень. Лень и свободное творчество — вот подлинные источники человеческого прогресса.

В этом он отчасти возвращался к античной концепции свободы. Для греков свободный гражданин должен заниматься политикой или войной, созерцанием, размышлениями и оттачиванием своего мастерства. Труд, направленный только на удовлетворение жизненных потребностей, они считали уделом рабов.


Но мы уже не так категорично делим свою деятельность на «творчество» и «труд». В новой экономической ситуации, связанной с распространением информационных технологий, любая работа становится хоть немного творческой. По крайней мере, нас призывают в это поверить. На самом же деле большинство людей по-прежнему занимаются механической и не особенно осмысленной работой.


Лозунги корпоративных идеологов о «раскрытии творческого потенциала» и спонтанном фонтанировании идеями имеют отношение только к узкой прослойке профессионалов, для которых разъединение досуга и работы действительно перестало быть таким актуальным. Но дело в том, что и содержание досуга значительно изменилось. Именно это чаще всего отнимает у нас преимущества праздности.

За последние десятилетия мы придумали множество способов занять своё внимание: кубики рубика, массовая печать, радио и телевидение, онлайн-мессенджеры и вездесущие социальные сети теперь спасают нас от ничегонеделания. Потребление теперь — такое же благо, как и труд. Но о пользе лени мы по-прежнему мало задумываемся.

Утописты XIX и начала XX века верили, что технологический прогресс сократит количество рабочих часов до минимума, и свободный досуг, которым ранее располагала только узкая прослойка богачей и аристократов, станет всеобщим достоянием. Но, несмотря на все научно-технические достижения, работать мы стали ненамного меньше наших дедушек и бабушек.

Ещё в 1930-х такие более чем благоразумные люди, как Джон Мейнард Кейнс, считали, что к концу столетия люди будут работать не более 15 часов в неделю. Отчасти его прогнозы сбылись. Мы действительно тратим гораздо меньше времени на преобразование зерна в хлеб или железной руды в полезные приборы и строительные сооружения. Но самая короткая рабочая неделя в Европе и сейчас составляет около 38 часов.

Дело не только в том, что человеческие потребности с тех пор возросли. Появилось множество бессмысленных профессий, которые нужны будто бы только для того, чтобы людей можно было бы чем-то занять. Множатся юридические консультанты, корпоративные менеджеры, управляющие в финансовом секторе и сфере услуг. Причём многие из них, как указывает профессор Лондонской школы экономики Дэвид Гребер в своём эссе об этой проблеме, сами прекрасно осознают, что их работа бесполезна и не приносит никому в этом мире существенной пользы.

Эндрю Смарт предполагает, что когда-нибудь мы будем воспринимать рабочую этику так, как сегодня воспринимаем рабство. До этого, к сожалению, ещё далеко. Но уже сейчас вы можете оценить все преимущества лени и не мучить себя напрасными угрызениями совести.

А на обвинения в праздности можете отвечать: «Я позволяю сети пассивного режима мозга колебаться, чтобы понять, как жить дальше».

Чтобы по достоинству оценить преимущества праздности, нужно отойти от образа жизни, который описывается формулами непрерывной активности и суетливой борьбы за успех и признание. На практике это означает вот что:

  • Чередование периодов интенсивной работы и отдыха. Позволяйте себе отдыхать тогда, когда вам хочется, а не когда этого требует расписание.

  • Отказ от многозадачности. Сосредоточенность на одной задаче сэкономит вашу энергию и позволит с легкостью переходит из одного режима в другой.

  • Часть досуга должна отводиться на пассивный отдых. Вместо развлечений, создающих иллюзию активности, иногда лучше просто поваляться в постели или погулять.

  • Баланс между возможностями и желаниями. Не пытайтесь выполнить максимальное количество дел в минимальное количество времени — выберите что-то действительно важное.

Как писал Кьеркегор, «смешнее всего суетиться, т.е. принадлежать к числу тех людей на свете, о которых говорится: кто быстро ест, быстро работает». Источник: wifflegif.com
Как писал Кьеркегор, «смешнее всего суетиться, т.е. принадлежать к числу тех людей на свете, о которых говорится: кто быстро ест, быстро работает». Источник: wifflegif.com

Кроме того, понять преимущества праздности — значит существенно изменить своё понимание досуга. Многие люди умеют работать, но совершенно не умеют отдыхать. У психотерапевтов для этого есть специальное понятие — «синдром выходного дня». Нечегонеделание пугает и отталкивает, заставляет столкнуться со сложными вопросами, на которые мы часто не хотим отвечать.

Именно поэтому Бертран Рассел в своём эссе «Похвала праздности» писал, что образование должно быть более глубоким, чем это принято в настоящее время, и «оно должно быть нацелено, в частности, на прививание вкусов и склонностей, которые позволят людям разумно использовать досуг».

Отказаться от бессмысленной погони за продуктивностью, чтобы жить полноценной жизнью — вот что значит понять пользу лени и ничегонеделания. В этом смысле нейрофизиологические открытия не показали нам ничего нового. Но зато они предоставили ещё целый ряд аргументов, над которыми стоит подумать. А потом просто расслабиться и не делать ровным счётом ничего.

Автор: Олег Бочарников
Из:  Newtonew

В оформлении статьи использована картина «Девушка в гамаке» Уинслоу Хомера (1873).

Поделиться
Понравился материал?
Подпишитесь на нашу рассылку!
Подписывайтесь на нас в соцсетях –
читайте наши лучшие
материалы каждый день!