Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Басни Николая Эрдмана и Владимира Масса как зеркало эпохи

Поделиться

Эти басни не были предназначены для публикации, но, тем не менее, стали известны, — и их авторы оказались в ссылке.

Николай Робертович Эрдман (1900 — 1970) — русский советский драматург, поэт, киносценарист. Автор знаменитой пьесы «Самоубийца».

erdman.png

Николай Эрдман

Владимир Захарович Масс (1896 — 1979) — советский драматург и сценарист. И по сей день хорошо известны его пьеса «Хорошее отношение к лошадям», написанная совместно с композитором Матвеем Блантером песенка «Джон Грей».

mass-3.jpg

Владимир Масс

Сотрудничество Эрдмана и Масса началось в 1920-е годы. Вместе они сочиняли пародии, басни, интермедии, обозрения для Ленинградского Мюзик-холла, для Леонида Утёсова с его знаменитым джазом. В 1933 году во время съёмок «Веселых ребят» оба автора были арестованы и сосланы на три года, а по отбытии ссылки ещё десять лет без права проживания в Москве и в других крупных городах. Поводом послужили басни, слишком смелые для того времени.

Про это даже рассказывали такую историю:

Эрдмана пригласили в Кремль и представили Сталину как очень остроумного человека.

«А вы продемонстрируйте нам ваше остроумие, товарищ Эрдман», — обратился к нему Сталин.

Эрдман прочел:

Шасть ГПУ к Эзопу
И хвать его за жопу.
Мораль сей басни ясен
– Не надо басен.

Сталин посмеялся, все посмеялись. И Эрдмана посадили.

Непреложный закон

Мы обновляем быт
И все его детали...

Рояль был весь раскрыт
И струны в нем дрожали.

— Чего дрожите вы? — спросили у страдальцев
Игравшие сонату десять пальцев.

— Нам нестерпим такой режим —
Вы бьете нас — и мы дрожим!..

Но им ответствовали руки,
Ударивши по клавишам опять:
— Когда вас бьют, вы издаете звуки,
А если вас не бить, вы будете молчать.

Смысл этой краткой басни ясен:
Когда б не били нас,
мы б не писали басен.

***

В одном термометре вдруг захотела ртуть
Достигнуть сорока во что бы то ни стало.
И в сей возможности не усумнясь нимало,
Пустилась в путь.

— Энтузиазм большая сила! —
Вскричала ртуть и стала лезть.
Но ничего не выходило:
Всё тридцать шесть и тридцать шесть.

— Ура! Вперед! На карте честь!.. —
Она кричит и лезет вон из шкуры, —
Всё тридцать шесть!
А что ж, друзья, и в жизни есть

Такого рода «реомюры»:
Кричат: — Вперед!
Кричат: — Ура!
А не выходит ни хера.


Поэт

Один поэт, свой путь осмыслить силясь,
Хоть он и не был Пушкину сродни,
Спросил: «Куда вы удалились,
Весны моей златые дни?»

Златые дни ответствовали так:
— Мы не могли не удалиться,
Раз здесь у вас такой бардак
И вообще, черт знает что творится!

Златые дни в отсталости своей
Не понимали наших дней.


Ворона и сыр

Вороне где-то Бог послал кусочек сыру.
Читатель скажет: Бога нет!
Читатель, милый, ты придира!
Да, Бога нет. Но нет и сыра!


Случай в гареме

Однажды наклонилась близко
К младому евнуху младая одалиска.
А деспотичный шах, меж тем,
Уже успел войти в гарем.
— Ага!.. В гареме?..
Ночью?.. Вместе? -
Воскликнул шах. — Я жажду мести!
Какой позор! Какой скандал!..
Тут визирь шаху так сказал:
— Зачем же звать его к ответу?
Почто ему готовить месть?
О, шах! У евнуха ведь нету!
— Но у нее, мерзавки, есть!
— Пойми, лишен он этой штуки!
— А руки?.. Срубить!
Палач взмахнул мечом,
И руки стали не при чем.
Но оказался в дураках Представьте, все же старый шах.
Над шахом евнух долго издевался:
Язык-то у него остался! Сколь наша участь более горька:
У нас есть то и сё,
и нету языка.


Фрейдист

Один фрейдист, придя из института
К себе домой,
Узрел ученика, который почему-то
Сидел на канапе с его женой.

Причем, сидел в такой нелепой позе,
Что ни в стихах не выразить, ни в прозе.

Ученый головой поник:
— Моя жена и мой же ученик!
Что может означать подобное явленье?
Должно же быть ему у Фрейда объясненье!
Допустим, что он в ней свою увидел мать.
Но все же этот факт какого будет типа?
«Нарцизм» ли это?
Комплекс ли Эдипа?
Как мне точней всего его назвать?

Ученый целый год найти ответ старался,
А ларчик просто открывался
И очень просто назывался.

Вот так и мы порой, как комики,
Ответа ищем в экономике.
А он один и там и тут:
Её ...
И нас ...


Слон и моська

Все, все меняется: законы, нравы, стили...
Случилось так, что где-то как-то раз,
По улицам слона водили,
Возможно, что и напоказ.
Вдруг Моська, увидав слона,
Подобострастия полна,
Расшаркалась пред ним почтительно и мило.
Потом,
Виляя весело хвостом,
Всех растолкав,
Перед слоном
На задних лапах заходила.
«Имей же стыд, —
Ей Шавка говорит, —
Так мерзко унижать себя нельзя же,
Ведь слон тебя не замечает даже».
«Отстань, — ответствовала та, —
Не понимаешь ты, как видно, ни черта
Ни в психологии скотов, ни в нашей жизни сучьей.
Я подхалимствую пред ним на всякий случай.
Плодов, что нам приносит лесть,
Нельзя заранее учесть,
Но это важный двигатель карьеры...»
Да, больше в наши времена
Не лает Моська на слона.
Совсем теперь не те у ней манеры.

Поделиться
Понравился материал?
Подпишитесь на нашу рассылку!
Подписывайтесь на нас в соцсетях –
читайте наши лучшие
материалы каждый день!