Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

«Челюсти» - смешной рассказ о запчастях человеческого организма и настоящей любви

Поделиться
«Челюсти» - смешной рассказ о запчастях человеческого организма и настоящей любви «Личные опыты» Ивана Штрауха публиковались в журнале «Профиль» в 1998 – 2009 гг. «Опыты» эти были настолько разнообразными, что читатели постоянно задавались вопросом, что же за человек их автор. Позже редакция раскрыла секрет: Иван Штраух – псевдоним журналиста Екатерины Даниловой, и все описанные случаи происходили на самом деле, с ней и ее знакомыми, а также их родственниками. Все рассказы Ивана Штрауха можно найти в архиве журнала «Профиль».

Запчасти — тема актуальная не только для автомобилистов. Где ваши очки, линзы и слуховые аппараты? Не пошаливает ли искусственная почка? И не сбило ли ветром парик?

Равнодушие — дань, которую мы платим жизненному опыту. Это в младые годы мы трепещем в ожидании свидания. Негодуем, когда открываем для себя свинцовые мерзости жизни. И рыдаем, столкнувшись с крушением надежд. Но годы идут. И воспаленное чувствилище постепенно трансформируется в комфортную эмоциональную мозоль. На свидание, главное, не опоздать больше чем на двадцать минут. Обнаружив симпатичного человека вместо ожидаемой шельмы, испытываешь живейшую благодарность миру. А ощутив очередной облом, торопишься рассказать о нем миру по единственной причине: люди, будьте бдительны, не навернитесь. Чтобы испытать муки отчаяния или сладостные слезы счастья, приходится идти в театр — причем непременно на хороший актерский состав. Иначе деньги и время будут потрачены впустую. Но, видимо, Тот, Кто Сверху Наблюдает Всю Нашу Возню, наделен большим чувством юмора. И время от времени развлекается, ставя нас в нелепейшие ситуации. И какой тут жизненный опыт, к чертовой бабушке, когда в один прекрасный день... Впрочем, по порядку, господа, по порядку, как говорил наш дачный сосед Олег свои курам, сворачивая им шеи перед торжественным выездом на крюковский рынок. Всю эту операцию он называл предпродажной подготовкой.

Итак, у моей матушки есть институтская подруга Анюта. То есть, естественно, тетя Аня. Но позвольте уж мне называть сию почтенную даму так, как мы привыкли называть ее между собой.

Известная реклама про бабушку, у которой не осталось ничего своего, кроме зубов,— это про Анюту. Накладные ресницы и ногти, грудь восемнадцатилетней девочки, к которой приложили руку мастера силиконовых бюстов, стройные бедра, с которых срезано все лишнее. Каблуки пятнадцать сантиметров. Целое состояние, потраченное на косметику и тряпки (на бриллиантах удалось сэкономить: они достались Анюте от бабушки). Вот вам неувядаемый цветок, негасимый огонь, женщина в ожидании любви — назовите это как хотите.

Старая песня о главном — Анюта многажды пыталась устроить свою жизнь. Первый раз она была замужем три дня, после чего собрала вещи и вернулась к маме. Со вторым мужем она прожила аж полгода, правда, он четыре месяца их шести пролежал в больнице: Анюта, разругавшись с ним, запустила в супруга кипящим чайником. В третьего мужа (видите ли, женщина она была добродетельная и за всех своих поклонников поначалу честно выходила замуж), известного партийного функционера, она стреляла из охотничьей винтовки. Тот дело до суда не довел, но с роскошной блондинкой Анютой развелся. Потом Анюта вышла замуж за богатого цыгана и несколько месяцев жила в цыганском таборе — ее там очень хорошо приняли. Но в конце концов, естественно, сбежала.

Так прошла жизнь — в ожидании счастья, разочарованиях, надеждах. И когда тетя Аня услышала, как шуршит песок в часах, она сдрейфила. Не скажу, что она озаботилась стаканом воды. Но впервые допустила мысль, что мужчина может не быть богат, высокопоставлен, красив, авантюрен, умен и услужлив одновременно. И что если он будет любить ее и заботиться о ней, это тоже не очень плохо.

Скрепя сердце, она примирилась с этим открытием и оглянулась в поисках очереди претендентов на ее роскошное тело. Увы, увы. Взору ее открылась пустыня. И даже старый поклонник Пашка, который отвергался долгие годы из-за недостаточно высокого роста и зарплаты, а также из-за любви к рыбной ловле — его Анюта держала как «вариант на крайний случай»,— оказался вот уже три года как женат.

Анюта оторопела. Но Тот, Кто Сверху Наблюдает Всю Нашу Возню, милосерден к нам и всегда дает последний шанс. Если у нас, конечно, хватает ума разглядеть этот шанс в мусоре повседневности.

Анюта испугалась очень сильно. И поэтому, когда на дне рождении Семена Аркадьевича обнаружила школьного друга именинника — тихого Мишу, у которого два года назад умерла жена, она сделала боевую стойку.

Миша обомлел: к нему, маленькому, лысеющему, не умеющему танцевать, проживающему в однокомнатной квартирке и не так уж много зарабатывающему, проявляет интерес такая женщина. И тоже испугался. Обнаружив пассивное сопротивление, Анюта удивилась и решила взять крепость штурмом. Она назначила Мише свидание. В тот момент, когда он выходил из метро, Анюта подъехала на своей «тойоте». Миша закомплексовал и сбежал с места встречи, которое изменить было уже нельзя.

Кончилось все это трогательно. Ибо нет ничего сентиментальнее историй о поздней любви. Миша и Анюта после метаний, терзаний и признаний решили пожениться. И поехать в свадебное путешествие.

— Ах,— сказала по этому поводу Анюта,— последний раз я была в свадебном путешествии пятнадцать лет назад. Как бежит время!

На что Миша ответил, что у него вообще не было свадебного путешествия, потому что они с покойной женой после свадьбы сразу поехали на целину. И вообще, они на юг не ездили, потому что бедняжка плохо переносила жару. А Мише всегда хотелось пройтись по набережной Ялты в белых шортах. И с пакетиком черешни в руках — чтобы угощать черешней любимую женщину.

Естественно, после такого признания Анюта решила во что бы то ни стало свозить Мишу в Ялту. Сказано — сделано. И вот вам июнь 1999 года. Миша в белых шортах с черешней. Анюта в умопомрачительном купальнике демонстрирует миру потрясающие формы. Миша звереет и замирает от счастья, когда молодые хлыщи кричат Анюте: «Девушка!» Небо синее, море зеленое, песок золотой и счастье — полное.

И вот в один такой прекрасный день, а именно на третий день после приезда, наши голуби идут купаться на море. Штиль совершенный. И Анюта, как, с позволения сказать, нереида, резвится в прозрачных волнах. Золотая цепочка на щиколотке блестит на солнце, как солнце. Анюта со смехом вбегает в море и ныряет. Потом Анюта ныряет с прибрежных скал. Потом она заплывает за буек. Потом она, сидя на валуне, закручивает на затылке свои прекрасные волосы. И снова ныряет.

Наконец Анюта выныривает. Некоторое время стоит по плечи в воде. И молча идет к берегу.

— Киска,— спрашивает Михаил Александрович,— что случилось?

Киска молчит, тихо садится на шезлонг и с мукой смотрит на мужа. Михаил Александрович пугается, прикладывает ей руку ко лбу, спрашивает, не перегрелась ли она, не ударилась ли о камень, не плохо ли ей.

Киска молчит.

Тогда Михаил Александрович начинает ее трясти за плечи — уж не столбняк ли у нее? Киска активно вырывается и молчит.

— Ты обиделась? Я был груб с тобой?

Киска мотает головой.

— Так что случилось? Я боюсь за тебя! — уже кричит на жену Михаил Александрович.

— Я сюбы потеяла...— тихо произносит Анюта.

— Что-что?

— Сюбы.

И, вытянув шею, показывает Михаилу Александровичу абсолютно голые, как у младенца, десны. Из прекрасных глаз новобрачной выкатывается большая мутная от туши слеза.

— Зубы? У тебя вставная челюсть потерялась? — наконец соображает, что к чему, Михаил Александрович. Анюта кивнула головой и разрыдалась уже по-настоящему.

— Маленькая моя.— Михаил Александрович обнял жену и начал гладить ее по голове.— Солнышко, не плачь, успокойся. Ну хочешь, сейчас пойдем к врачу и закажем тебе новые зубки?

Анюта перестала рыдать и в ярости вытаращилась на Мишу.

— Ты сто, не понимаес! Это надо сакасывать у врача в Москве! Надо ехать обратно!

— Миленькая, да я тебя и без зубов люблю. Давай останемся...

— А сто я есть буду и цем?

— Солнышко, не волнуйся. Я сейчас пойду, нырну и постараюсь твои зубки найти. Ты мне только покажи, где искать.

И вот Анюта и Миша плывут на то место, где предположительно новобрачная потеряла вставную челюсть. Потом, когда мать спрашивала у Анюты, а какого лешего та не сделала нормальную металлокерамику — и горя бы не знала, выяснилось, что у Анечки какая-то болезнь десен и металлокерамику ей никак нельзя.

Короче, ищем челюсть. Миша ныряет изо всех сил до головокружения и рвоты. Наконец на четвереньках выползает на берег, где на шезлонге в халате сидит киска. Тут Анюта соображает, что Миха доныряется до инсульта и тогда никакая вставная челюсть ей больше не понадобится. Она укладывает Мишу на шезлонг и накрывает полотенчиком.

Миша приходит в себя. В голове у него рождается гениальный план. Он чешет к спасателям на пляже и, объяснив ситуацию, организует спасательные работы по поиску челюстей. Прежде чем выйти в море, спасатели — четыре дюжих мужика на двух спасательных яликах — требуют по сто долларов на каждого за час ныряния. Михаил Александрович, вздрогнув, соглашается — а то как же киска без зубиков!

И вот караван из двух яликов — на флагмане Михаил Александрович собственной персоной — подплывают к месту ужасной потери. Анюта в позе вдовы моряка — на берегу. В публике начинаются разговоры, что кто-то утонул. И народ начинает интересоваться: кто? Меж тем спасатели начинают нырять. Нервное ожидание переходит в монотонное. Солнце жарит. Так проходит час.

— Все, папаша,— говорят наконец ныряльщики,— гони деньги. Нема твоих зубов.

Процессия в полном составе движется к месту, где сидит Анюта. Впереди идет главный спасатель, за ним с оставшимися тремя бредет Миша.

И тут происходит страшное.

Неожиданно Анюта срывается с места и кидается на шею одинокому спасателю. Спасатель замирает как вкопанный, зато тетя Аня, взвизгнув, отпрыгивает от него на метр.

— Ой,— говорит тетя Аня.— Ой, я подумала... Мися,— произносит она, щурясь близорукими глазами на Мишу,— Мися, я когда ныяла, линси потеяла.

— Ч?-?? — уже начинает сатанеть Миша.

Тут тетя Аня отыскивает в сумочке ручку и на клочке бумаги пишет текст следующего содержания: «Когда потерялись зубы, я, чтобы их найти, ныряла с открытыми глазами. И потеряла линзы. И теперь очень плохо вижу». Тут Миша начинает ржать на весь пляж. Согнувшись пополам, грубо, по-мужичьи, стеная, крякая и вытирая слезы.

Следом за ним расхохоталась и Анюта, явив миру свои младенческие десны. Миша трясущимися от смеха руками отсчитывает деньги. Молодожены собирают манатки и, хихикая, бредут в номер гостиницы. По дороге тетя Аня вручает Михаилу Александровичу записку: «Купи мне кефира».

— Киска, скажи «линзы»,— просит Миша.

— Линси,— улыбаясь, говорит киска.

На обед Миша идет один, объясняя любопытствующим соседям, что Анюта перегрелась на солнце и хочет полежать. Анюта тем временем в номере выпила пакет кефира и мучилась муками голода, несмотря на игривое настроение. Следующим ее подвигом было нападение на горничную, которая пришла убираться. Тетя Аня по слепоте приняла ее за Михаила Александровича и, как только дверь открылась, накинула ей на голову пляжное полотенце. И лишь истошный крик горничной родил в тете Ане здоровые сомнения, Миша ли это.

После бегства горничной Анюта села в кресло и стала ждать Мишу. Смотреть телевизор она не могла: с минус шесть фиг два посмотришь. На пляж идти одна она побоялась — как бы опять не случилось ошибки. Читать без линз она не могла тоже: глаза моментально уставали. Тогда она решила порыться в чемодане — может быть, она положила туда очки? Доставая чемодан с верхней полки, Анюта потеряла равновесие и уронила чемодан себе на голову. В общем, ужас-ужас-ужас. Она прилегла на диванчик и заснула.

Когда Анюта проснулась, за окном были дивные крымские сумерки. Воздух благоухал акациями и глициниями. Издалека слышался упругий стук мяча на теннисном корте. Миши не было. Аня испугалась. Может, он перенырял и ему стало плохо? Может, он ее бросил, увидев ее без зубов? Может, он не может ей простить, что она не сказала ему до свадьбы ВСЕ? Она решила позвонить на рецепцию и спросить, не случилось ли чего ужасного с отдыхающим Михаилом Александровичем Рожковым. Но при попытке произнести эту тираду из уст Анечки вырвался такой свист, что она в отчаянии бросила трубку. Когда стало совсем темно и Анечка впала уже в полную истерику, ручка в номере повернулась. На пороге стоял мужчина и молчал.

— Мися, это ты? — спросила она.

Мужчина молча шагнул к Анюте, и она сдрейфила, как гимназистка, поздней ночью возвращающаяся задворками домой и встретившая пьяное хулиганье. Мужчина неожиданно исчез. «Приехали, глюки»,— сказала себе Анюта и неожиданно успокоилась. Но тут мужчина опять нарисовался в темной комнате, включил свет и, стряхивая воду со странных предметов, голосом Миши сказал:

— Носи, Анюта, и не теряй.

Тут Аня поняла, что это не глюки, а Миша. И что он никуда не исчезал, а, войдя в номер, просто зашел в ванную, чтобы ополоснуть то, что принес. Он принес! Самое главное! Он нашел их. В загорелой Мининой руке лежали нежно-розовые Анютины челюсти с беленькими зубками. Я не буду описывать трогательный момент, как Анюта вставляла свои зубки и нежно целовала Мишу.

Подвиг Миши был прост, как и любое великое деяние во имя любви. После обеда Миша опять пошел на пляж. И, обнаружив там мальчика с маской, сказал:

— Мальчик, ты нырять любишь?

Мальчик сказал, что любит. Тогда Миша сказал, что один капитан дальнего плавания потерял там зубы, которые ему сделали японцы на фирме «Хитачи». И эти зубы надо обязательно найти. И со второго нырка мальчик нашел Анютины зубки. Вот такая история.

Потом Миша полез в чемодан и отдал тете Ане свои запасные очки — в них она хоть что-то видела. Утро следующего дня было почти райским.

— Дорогой,— сказала Анюта, когда Миша только открыл глаза,— я хочу открыть тебе правду. Это парик. Это не мои волосы.

На Мишином лице отразился ужас. Но Анюта решила не отступать и быстрым жестом сняла парик.

— Господи,— сказал Миша, гладя Анюту по коротко стриженным вьющимся волосам,— я уж думал, что ты лысая.
 
Всю эту историю рассказала тетя Аня. Она сидела на кухне у мамы — загорелая, стройная, коротко стриженная брюнетка в стильных мужских очках. Гавриков, который застал ее в дверях, прирос на месте. Выслушав историю про челюсти, он фыркнул:

— Это что. Вот у нас бабуля, когда мы переезжали, нечаянно закрылась на щеколду к комнате. Выйти не может — там задвижечка такая хитрая. Мать моя грузчиками командует. Отец вещи тягает. Короче, забыли про бабку. Она час сидит. На второй в туалет захотела. Мучилась, мучилась, распаковала коробку, нашла фарфоровый стаканчик, пописала в него. И, недолго думая, выплеснула в окошко. А потом оказалось, что в этом стаканчике ее вставная челюсть лежала. Так мы потом с пацанами эти зубы по всем кустам искали.

Короче, киска, говорит Тот, Кто Сверху Наблюдает Всю Нашу Возню, скажи «линзы».

Иван Штраух

Из: Профиль
Поделиться
Понравился материал?
Подпишитесь на нашу рассылку!
Подписывайтесь на нас в соцсетях –
читайте наши лучшие
материалы каждый день!